Неразгаданная тайна фюрера

Одной из трагедий 20-го века было слияние истории и психоаналитики. Сложнейшие исторические процессы пытались объяснить по Фрейду, буквально и ниже пояса. Однако далеко не все, что происходило и еще будет происходить в мире, можно свести к банальному сексуальному неврозу.

Очередная такая попытка произведена Леонидом Млечиным в книге «Самая большая тайна фюрера» (Центрполиграф, 2008). На обложку книги вынесен звучный «выклик»: «Биографы до сих пор не могут понять, почему Адольф Гитлер избегал женщин».

И в самом деле понять не могут, потому что женщин покойный фюрер любил. Желающих пикантных подробностей отсылаю к книге Шпеера «Третий рейх изнутри» — пожалуй, ближе него фюрера знала только Ева Браун.

Не буду останавливаться на сексопатологической подоплеке солидного по объему исследования (Млечин выдвигает гипотезу, что Гитлер был латентным гомосексуалистом), а перейду сразу к делу — к настоящей тайне 3-го рейха, на которую Млечин показывает, но сам ее не видит.

Для начала позвольте провести параллель между нынешним годом и годом 1929-м. Как тогда, так и сейчас разразился мировой финансовый кризис. Как тогда, так и сейчас причины этого кризиса никто понять не мог. Единственное, что понятно — мировые кризисы никак не связаны с реальным спросом на товары или спадом производства. В 1929-м году биржа рухнула в течение одного дня — производство, штука весьма громоздкая, в течение одного дня не возрождается и не падает.

Народ начал озираться в недоумении: что произошло?

Тут отмотаем пленку еще немного назад, и увидим еще большее сходство тогдашней России с современной Германией.

1918 год (революция в Германии и поражение в войне) — 1991 год (крах коммунистического режима)

Гиперинфляция 1918-1923 годов — гиперинфляция 1991-1996 годов

Денежная реформа 1923 года — дефолт 1998 года

Начиная с 1923 года Германия начала медленно, трудно восстанавливаться. Примерно такие же процессы происходили в России с 1998 по 2008 год. У России был огромный плюс — запасы нефти и газа, цена на которых спекулятивно выросла. Германии же приходилось вытягивать себя из болота за волосы — обходиться исключительно своими силами.

Рост популярности нацистской партии начался в 1929-м году, и на 1930-1932-й годы пришелся ее пик.

«Выборы 14 сентября 1930 года принесли успех не центристам, а нацистам», — пишет Млечин. — «Выборы показали нарастание в столице Германии политического радикализма. Нацисты завоевали сто семь мандатов, став второй по значению партией в рейхстаге после социал-демократов».

Эта первая тайна Гитлера — успех нацистам принесли вовсе не его ораторские таланты, а кризис. Промышленность, жизненный уровень — все рухнуло, и народу нужны были простые рецепты «кто виноват».

Постепенно мировая экономика стала выходить из кризиса. Но поскольку экономическая машину — штука весьма инерционная, то к 1932 года нацистская партия достигла своего пика.

«Надо тем не менее заметить, что выше тридцати семи процентов в 1932 году нацисты никогда не собирали. И этот год был переломным, нацисты стали терять голоса, но именно в этот момент они получили власть, которую уже не отдали».

Известна и причина, по которой нацисты в 1933-м году пришли к власти. Это, опять же, не невероятная харизма Гитлера, а решения Коминтерна, читай — товарища Сталина.

Объяснять это решение не входит в мои задачи, не ставил его перед собой и Млечин. Мне ближе точка зрения Виктора Суворова, который считает, что Сталин сознательно провоцировал Германию на развязывание войны в Европе. Млечин же полагает, что верх у большевиков взяла традиционная точка зрения на социал-демократическую партию как на «социал-предателей».

И вот здесь начинается самое интересное. Большинство людей, поверхностно знакомых с историей, полагают, что Гитлеру удалось добиться невероятных успехов в промышленности и экономике. Однако из предыдущих строк уже понятно, что часть этих «успехов» была вызвана просто-напросто общим выходом мировой экономики из кризиса. А собственных успехов… просто не было.

В начале 1933 года в Германии было 4 миллиона безработных.

«Между местными партийными секретарями началось соревнование», — пишет Млечин (имеется в виду — за сокращение безработицы). «Но эта «битва за рабочие места» была, как сейчас сказали бы, чистой воды пиар-проектом. Гауляйтер Кох согнал безработных в так называемые «товарищеские лагеря», где превратил всех, в том числе квалифицированных рабочих, в землекопов. Эрих Кох умудрился даже один из первых концлагерей записать в отчет как центр ликвидации безработицы».

Впрочем, в 30-х годах это ни для кого не было секретом. Евгений Петров, один из авторов романов «12 стульев» и «Золотой теленок», в период краткого потепления отношений с нацисткой Германией, совершил поездку по стране:

«На всех улицах, кроме двух-трех главных, валялся мусор. Я не верил своим глазам. Мусор в Берлине! Свежий ветерок бесцеремонно гнал по мостовым целые тучи пыли. Прохожие поминутно протирали глаза. Как в деревне. В магазинах ничего нельзя было купить. Витрины представляли собой наглую, циничную декорацию. За прилавками пустых магазинов уныло стояли старики хозяева или их жены. Для покупки промтоваров население получает так называемые «пункты», но количество этих пунктов смехотворно мало. Я бодро вошел в хороший табачный магазин с прекрасной витриной, где рекламировались по крайней мере двадцать сортов сигар и сигарет. Мне молча указали на плакатик: «Товар распродан». На мой вопрос, когда же товар не бывает распродан, хозяин только печально улыбнулся.

В пивных и ресторанах было пусто. Значение этой пустоты я проверил на собственном желудке позже, в Лейпциге, когда в течение целого дня не мог доставь ничего съестного, хотя и предъявлял продовольственные карточки.

Полицейские и светофоры, регулирующие движение, представляли собой такую же декорацию, как и витрины. На улицах движения почти не было. Лишь изредка пробегала серая малолитражка военного ведомства, тяжело проходил старый берлинский омнибус, отчаянно визжа тормозами на остановках».

Весь текст можно найти здесь — советую его прочитать внимательно.

Однако вернемся к книге Млечина.

«Огромная безработица среди металлургов, служащих. Квалифицированные работники не желали копать землю или идти на стройку. Поэтому безработица реально сократилась только в сельских районах, а не в промышленных центрах».

Что же до машин «Фольксваген», то стоит вспомнить, что они так и не пошли в серию. С рабочих собрали по тысяче марок, но выпустили только несколько пробных автомобилей, в минуту вдохновения начерченных рукою Гитлера. На них мы ездим до сих пор, вот только массовое производство началось уже после войны.

Это, собственно, и есть главный секрет Гитлера. Никаких реальных успехов его режиму добиться не удалось, ни до войны, ни в ходе нее. Не хочу проводить никаких аналогий, но я знаю еще некоторые страны, где умудрялись изображать огромные успехи с помощью сверхприбыли от раздутой цены не нефть.

Каким образом это достигалось? Млечин также знает — знает, но не осознает.

«Наша пресса в общем-то чудесная вещь», — приводит он цитату Гитлера. «Закон о печати позаботился о том, чтобы народ оставался в неведении относительно разногласий в правительстве. Пресса существует не для этого».

Собственно, весь нехитрый секрет Гитлера состоял в том, чтобы с помощью подконтрольной прессы описывать выдуманные успехи. А сексуальная ориентация здесь вовсе не при чем.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter