Буданов с компьютером

 

Скандальные дела Буданова, Ульмана, Аракчеева и других военнослужащих, обвиняемых в преступлениях против гордых вайнахских народов, подавляющее большинство россиян оставило совершенно равнодушными. Слишком далека от них Чечня, а сражающиеся на ее территории родственники и друзья, которым могут пришить военные преступления, есть не у многих.

Тем временем у вайнахов разгорелся аппетит. Не получив отпора, они решили попробовать на зуб человека, никогда не воевавшего в Чечне, не служившего в армии и вообще пальцем не тронувшего ни одного чеченца или ингуша. Петербургский историк Игорь Пыхалов всего лишь опубликовал ряд статей, не лучшим образом рисующих их роль в сражениях Второй мировой войны.

Цифры, приведенные Пыхаловым, выглядят весьма внушительно. Только с 1941-го по 1944 год антиправительственные вооруженные формирования Чечено-Ингушетии потеряли в боях с Красной Армией 4532 человека убитыми и пленными. В то же время среди погибших, пропавших без вести и попавших в плен на фронте, чеченцев с ингушами имеется лишь 2,3 тысячи, то есть вдвое меньше.

На самом деле соотношение ещё более впечатляющее. Отряды чеченских боевиков несли потери и в 1940-м, и в 1945-м, а среди безвозвратных потерь чечено-ингушских красноармейцев, немало перешедших на сторону Германии. Вот и получилось, что вайнахов в Красной Армии, даже по официальным данным, погибло в пять раз меньше, чем куда менее многочисленных осетин. Да и как могло быть по-другому, если из 70 тысяч ингушей и чеченцев призывного возраста, подлежащих отправке на фронт, только за три первых года войны уклонился от призыва либо дезертировал 62 571 человек?

Опровергать вытащенные из архивов цифры Пыхалова нечем, и чечено-ингушская общественность воззвала к прокуратуре. Первым настучал на Игоря Васильевича, а заодно и на меня грешного, бывший министр здравоохранения Ингушетии Хамзат Цокиев. Донос поддержало Большое Жюри Союза Журналистов, а экспертное заключение о попадалове нас под 282 статью УК РФ составил знатный негровед Николай Гиренко. Силы были привлечены изрядные, но операция сорвалась. Петербургская прокуратура оказалась менее кровожадной, чем демократическая общественность, и пустила ингушско-демократическую цидульку в сортир.

Не добился успеха на нелегкой ниве стукачества и главный чеченский правозащитник Нурди Нухажиев. Уполномоченный по правам человека, именуемого Рамзаном Кадыровым, потребовал вмешательства сразу Генеральной прокуратуры, но не подкрепил свой вопль письменным доносом и его слова растворились в стратосфере. Потому что, Нухажиев, хоть и при Кадырове, однако не Кадыров. Рамзан процедил сквозь зубы насчет несоответствия приговоров Ульману и Аракчееву воле чеченского народа, и российская Фемида немедленно подставила ему свой немытый орган. Подручным, пусть и принадлежащим к избранным вайнахским народам, такое пока не по чину.

Лидер ингушской правозащитной организации «Машр» Магомед Муцульгов учел опыт соплеменников и настучал в местную прокуратуру, приложив к заяве интервью историка сайту Info-RM. Расчет оказался верным, и старший следователь по особо важным делам по городу Карабулаку Измайлов приступил к розыскам Пыхалова. Ведь с расследованием прочих преступлений типа убийств русских семей Драганчук и Кортиковых в этом тихом городке все в порядке! Значит, правоохранительные органы должны переключиться на отлов неугодных историков.

Впрочем, я допустил чудовищную бестактность! Как можно приравнивать утилизацию недочеловеков к публикации архивных данных оскорбляющих честь великого народа! Помните, как образно разоблачил продажных журналюг, поднявших скандал по поводу убийств в Ингушетии, президент республики Мурат Зязиков? «Если даже кто-то у нас курицу задавил случайно, - прокомментировал Мурат Магомедович убийство учительницы Людмилы Терехиной и двоих её детей, - передают на всю страну».

Несомненно, президент прав! По закону его гор, жизнь семьи русской учительницы приравнивается к судьбе ингушской курицы, а интервью Пыхалова к преступлению Буданова! Более того, как и дело полковника, процесс питерского историка должен стать первой ласточкой в серии последующих разоблачений унтерменшей, посмевших встать поперёк дороги избранным народам.

Неодобрительно отозвался? Не поделился доходами фирмы? Не уступил девушку? Будешь сидеть, сука! А если судья попадётся непонятливый, с тобой разберутся неформально. Не зря уважаемый Рамзан Ахмадович обещал навести орднунг в Кондопоге, а его джигиты неплохо оттянулись на питерском мясокомбинате «Самсон», так что следующим вполне может стать Пыхалов. За ним настанет время прочих историков, журналистов и киношников, благо чёрные списки давно готовы. Ну, а следующим жертвенным бараном запросто окажется любой из нас, причём выпустивший ему кишки останется безнаказанным.

Президент Кадыров уже добился права для соплеменников отбывать наказание исключительно на исторической родине, и возможно скоро такое же право будет даровано соплеменникам Зязикова. Не сомневаюсь, что тюремное заключение джигита, зарезавшего существо, оценённое в треть курицы, окажется исключительно комфортным.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter