"Краснокоричневая угроза" была совершенно не пустым звуком.

Одиннадцать лет юбилея победы Бориса Николаевича Ельцина на вторых президентских выборах. Возможно - самых важных выборов в истории современной России.Сейчас, когда на повестке дня, скорее, "равноудаление" олигархов, дискуссия вокруг их роли в победе демократии в России представляется, вроде бы неактуальнее.Куда интереснее – заклеймить их позором и заявить, заодно о том, что "во всем виноват Чубайс".

Поводом для беседы корреспондента АПН с ветераном правозащитного и демократического движения Сергеем Суваловым стала публикация Мiф 96, за подписью политтехнолога Александра Батанова, размещённая на страницах АПН. Предисловие к ещё ненаписанной книге, да и сама книга бросают серьёзную тень на представителей большого бизнеса, участвовавших в Президентской гонке-1996.

Не будем скрывать, нам захотелось уравновесить взгляд вполне уважаемого человека, прошедшего эволюцию от комсомольского активиста до активиста православного.Персона Сергея Сувалова, участвовавшего в советском правозащитном и демократическом движении с конца 1970ых годов, по нашему мнению, как нельзя лучше подходит для того, чтобы показать – у любых общественных событий есть две грани, а не одна.

Печально, но эта публикация стала последней для Сергея Николаевича. Буквально через день после того, как он утвердил последние правки в тексте, наш старый товарищ скоропостижно скончался – не выдержало сердце.Диалог, представленный ниже, станет, возможно, последним вкладом С.Н.Сувалова в поддержку тех идеалов, в которые он верил и боролся все свои не особенно долгие годы.


АПН: Сергей Николаевич, многие сейчас говорят, что выборы-1996 были сфальсифицированны, что они не отвечали желаниям избирателей, и были, по сути дела, профанацией.
СНС: Не могу не ответить, что на фоне того, что творится сейчас, не говоря уже советских выборах, выборы 1990ых – это верх честности. Фальсификации и использование административного ресурса были неизбежны, но неизбежны они для всех участников предвыборной гонки. И на фоне существования "Красного Пояса" и множества вчерашних членов КПСС на постах руководителей городов и районов – рассказывать что сторонники Ельцина как-то специально фальсифицировали выборы – это нечестно и смешно.

Можно было бы сказать, что они уравновесили часть чужой плохой игры. Это было бы точнее.

АПН: Были ли прямые фальсификации, по Вашему мнению?
СНС: Были с обоих сторон, конечно, но на общем фоне их можно было бы считать незначительными. Нужно учитывать, что члены избирательных комиссий на местах по своему социально-политичемкому генезису – это те же люди, которых мы в конце 1980ых называли "агрессивно-послушным большинством". Те люди, которые всегда пойдут за начальством и впереди него, сделают даже не то, что начальство им прикажет, а то, что по их мнению, будет этому начальству приятно.

А в 1996ом единого начальства для них не было. Они не понимали происходящего, были, в основном, дезориентированы. Ну и с, обоих сторон, упор шёл на политические методы борьбы в большей степени. Активная агитация на телевидении, в газетах. Личная агитация активистов.
Я был сотрудником  избирательного штаба Бориса Николаевича и могу сказать, что сам лично ходил по своему району Перово и разговаривал с людьми. И этого же мы потребовали буквально от всех, кто был в штабе – выполнять хотя бы чуть-чуть работу рядовых агитаторов. И выполняли, знаете ли.

Вот это была, было очень острое ощущение мобилизации всего демократического лагеря.
Беспрецедентное – на последующих выборах я подобного уже не наблюдал.
Это все вместе и сработало.
А вовсе не какое-то там приписывание лишних голосов.
Сработали, конечно и новые методы политической агитации – телевидение, радио были использованы массированно, наши оппоненты больше полагались на прессу.

АПН: Но говорят, что они были отсечены от телевидения?
СНС: Нужно понимать, что предвыборная агитация на том же телевидении – это вовсе не только снять и тупо прокручивать рекламные ролики. Это громадная работа – подача новостей, всякого рода публичные дебаты, информационно-аналитические передачи. Специалистов работающих с электронными медиа, по большому счёту не было ни у нас, ни у них. Но мы сумели договориться с новыми, молодыми профессионалами с телевидения – а коммунисты – нет, не смогли. Кстати, как ни странно, Лебедь тоже очень хорошо с ними работал. Но мы всё-таки лучше. В том числе и потому что всё-таки они ощущали общность ценностей и интересов с нами.
 
АПН: А чем упомянутая Вами "всеобщая мобилизация" могла быть вызвана?
СНС: Ну так пресловутая "краснокоричневая угроза" была для нас вовсе не пустым звуком. Это сейчас, в 2007ом, восстановление социализма в нашей стране немыслимо. А тогда у всех возникло ужасное ощущение приближающейся реакции. Могли вполне получить свой собственный Тяньаньмынь, закрытие страны и снова Политбюро лет так ещё на 50.

Это, повторюсь, остро чувствовали все, кто хоть как-то был заинтересован в развитии демократии, в рынке, правах человека.
И история, кстати, подтвердила правильность наших оценок.
Достаточно вспомнить кратковременное правление Примакова, который всю поддержку бизнеса в стране свёл к известной фразе про уже построенные бараки.
Я хотел бы сказать, что сейчас тех людей, чьими усилиями молодая российская демократия незаслуженно демонизирует. Я не могу не произнести слово в их защиту.

Люди вложились своими деньгами и прочими ресурсами в избирательный процесс, вложились очень сильно, телевидение вовсе не было на нашей стороне политически – его лояльность пришлось покупать.
Их сейчас ругают семибанкирщиной и временщиками. А настоящие временщики как раз на телевидении сидели тогда.

АПН: Насколько серьёзна была эта поддержка? Вот Батанов в своей книге пишет:
Во главе штаба был поставлен старший помощник Ельцина Виктор Илюшин. В штаб также вошли: Татьяна Дьяченко, Анатолий Чубайс, Сергей Шахрай, Игорь Малашенко, Василий Шахновский, Александр Ослон, Сергей Зверев, Вячеслав Никонов и автор этих строк. Ни одной знакомой фамилии нет из тех, о ком Вы сказали.
СНС: Формальных и неформальных штабов было несколько, это сейчас широко известно. Я был членом одного из них, мы работали параллельно. Но, разумеется, координировались – в том, где формальным начальником был Илюшин, я, по этой причине, регулярно бывал и принимал участие в совещаниях.  Но можно еще уточнить, что круг крупных предпринимателей, которые поддерживали Бориса Николаевича, вовсе не ограничивался семью фамилиями. Сейчас, когда об этом говорят, часто получается, что из семерых потом трое перешли в оппозицию. А это глупость, намного больше было бизнесменов, в том числе и в неформальном штабе информационной поддержки, с которым мы тоже работали. С разной последующей судьбой. Лебедев, владелец НРБ, например. Очень-очень дельный, очень динамичный, настоящий профессионал не только в финансах, но и в управлении. Но, замечу, и скромный – он нам, кстати, и с финансированием помог намного больше, чем тот же Березовский. А разговоров о его заслугах перед демократией потом было на порядок меньше.

АПН: Их помощь была бескорыстной, по Вашему мнению?
СНС: По большому счету – конечно нет. Но речь шла конечно в основном не о прямой материальной выгоде, а о том, что мы сумели отстоять свою страну. Каждый из них имел бы возможность бежать, эмигрировать, но, сами понимаете… Пожалуй, наибольшей наградой для бизнеса, который поддержал Бориса Николаевича, стало то, что бизнес сохранил возможность собственного существования. Корысть? Да, конечно. Но это не коррупция. И даже то, что политически лояльные бизнесмены получили потом всякого рода преференции – это тоже совершенно не коррупция. Это норма политической жизни в демократических государствах.

АПН: А кто-то из них потом на госслужбу не перешёл, например? Вот, кстати, Костин в тот же год ушёл из частного бизнеса в ВЭБ? Это не было наградой?
СНС: Костин, насколько мне известно, крепкий профессионал-финансист. Но в политике в 1996ом году он никак не участвовал и на выборах не был заметен. Мне ничего не известно о том, чтобы он хоть как-то действовал в этой кампании, да и вообще ни от кого из членов избирательного штаба я о нём никогда не слышал. Да, собственно говоря, он тут вообще не причём – он наемный работник был, у него не было своего банка, он не мог принять волевое решение и выделить денег…

Возможно, просто после победы на выборах Ельцин понял, что нужно укреплять собственную финансовую инфраструктуру государства, чтобы в критический момент оно не осталось на попечении частных банков, как это вышло на выборах-1996. Вот это могло быть причиной того, что он пригласил серьёзного специалиста из частного сектора – чтобы навести порядок.

АПН: То есть значимых переходов из бизнесменов в государственные деятели по результатам выборов не было, в итоге?
СНС: Нет, не было. Обратно – были, кое-кто вылетел. Были амбиции всякого рода, тот же Березовский очень хотел. Но амбиции не реализовались…

АПН: Александр Батанов в своей книге прямо называет представителей крупного бизнеса, которые помогали Ельцину в 1996ом – преступниками…
СНС: А что такого особенно преступного они сделали во время выборов? Может убили кого-то, или что-то украли? Такого не было, конечно. Эксцессы были с обоих сторон, но, если вспомнить, как, например, поступили с нашими агитаторами в Брянске, где одному из них просто проломили череп во время встречи с избирателями, то становится очевидно другое. Это все – эксцессы исполнителя, от общего низкого уровня политической культуры в нашей стране. Уровня, которому ещё расти и расти. Но тут я хочу остановиться на личной заслуге Бориса Николаевича. Его многие обвиняют в попрании демократии, вспоминают тот же 1993ий. Но подумайте о том, что он смог преодолеть эту всю авторитарную инерцию, ему ведь всякие варианты в 1996ом предлагали, а он пошёл на выборы и сделал всё, чтобы политическая борьба шла по-честному.

КПРФ там тоже играла по-честному, и это, во многом – ельцинская заслуга. Он их поставил в такое положение, что они, вместо того, чтобы как хотелось им – забастовки, стачки, ещё один 1917ый, стали вести себя как нормальная парламентская партия.
Ну вот и возвращаясь к Вашему вопросу – этих людей можно по-разному оценивать, что они там делали в 1990ые. Но в выборах их роль была, безусловно, позитивной. А мы ведь говорим о выборах, а не о жизни вообще. Есть какие-то примеры явного криминала?

АПН: А пресловутая коробка из под ксерокса?
СНС: Информационный шум, по большому счету. Не будем лицемерить, тогда вся страна жила за чёрный нал. На государственных заводах зарплату выдавали в конверте, это было практически нормой. Да, были деньги. Эти деньги не были, замечу, украдены, их вполне по своей воле передавали в поддержку избирательной компании предприниматели.

Скандал был связан со внутренними интригами – Коржакову очень хотелось показать что он бдит и приносит пользу. Но, понятное дело, он этим всем только повредил, испортив отношения с Борисом Николаевичем. Ельцин был совсем-совсем не дураком, видел, что в итоге из этого вышло – ну и выводы сделал по Коржакову сразу же.

АПН: А кто дал эти деньги? Тот же Лебедев? Или Березовский?
СНС: Да какое это имеет значение сейчас? Да и сам вопрос бессмысленный. Деньги свозились в штаб, там приходовались и складывались в сейф – враньё, кстати, что их разворовывали, это как раз Коржаков пытался запустить в своё оправдание…

По мере необходимости они расходовались – да, действительно, бралась коробка и в ней вот так вот вывозились. Агитационные туры, например, со всякими артистами, звёздами надо было оплачивать. Они недёшево стоили и мало кто из них хотел работать за идею. Это, повторю, было нормой – пусть осудит тот, кто в те годы не получал зарплату в конверте.
Разумеется, никакой возможности отделить одним деньги от других в таких условиях не было, сказать тут – от Ивана Ивановича, а тут – от Ивана Никифоровича – нельзя.
Поэтому, если потом кто-то говорил, к примеру – "ааа, это были деньги Виноградова,  вот я точно знаю был банковский перевод" или ещё какую-то подобную ересь, про того же Лебедева, кстати, действительно говорили – это можно считать заведомой фальшивкой и провокацией.

То есть можно сказать – такой-то банкир передавал деньги на предвыборную кампанию – но этого никто и не скрывал.
А сказать что Лисовский именно те, а не другие деньги в коробке понёс – ну, простите, это определённый уровень мышления. Я так подробно это разбираю, потому что это вообще очень хороший пример качества обвинений, с которыми выступали в адрес всех тех, кто помогал Борису Николаевичу избраться в том году. Пустые лозунги и абсурдные совершенно. В итоге, напомню, деньги вернули и они дальше пошли в дело. Так что какая уж тут уголовщина…

АПН: Ну хорошо. Допустим мы с Вами соглашаемся и говорим, что "семибанкирщина" – миф, крупный бизнес, поддержавший Ельцина – ангелы во плоти…
СНС: Никто не ангел. Но нужно все-таки отделять повседневную деятельность и выборы. Выборы 1996го года прошли действительно очень хорошо. Демократически. Возможно, это были последние выборы, на которых всё ещё не было предопределено…

АПН: Вы считаете, что в 2000 году было?
СНС: Ну, как минимум, серьёзную фору Путину Ельцин предоставил. Это факт, и тут кто бы сейчас что ни говорил – якобы про Березовского или ещё кого, это был ельцинский сознательный выбор. Спорный, но, тем не менее… В любом случае, сейчас – и это очевидно, предопределённость появилась. И тем, кто сейчас попрекает Ельцина, и всех нас, кто его поддержал в 1996ом в том, что мы тогда были нечестны и что-то там захватили силой – я советовал бы почаще сравнивать свои слова с происходящим сегодня. Считаю, что уровень свободы политической жизни, демократии, который был достигнут в 1990ые с тех пор не превзойдён. Очень надеюсь, что откат – временное явление, что в будущем Россия снова пойдёт устойчивым демократическим путём…

Редакция АПН благодарна Анне Плетнёвой за расшифровку магнитофонной записи и литературную правку текста.

Так же, мы выражаем свои соболезнования родным и близким Сергея Николаевича Сувалова в связи с его безвременной кончиной.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter