Домашний арест. Часть 1.

От редакции. Данная статья была опубликована до принятия поправкок в КоАП (ст. 13.15 КоАП). Она не содержит утверждений о коронавирусе и его распространении и выражает исключительно точку зрения автора.

 

 

Всё изложенное ниже, не являются предсказанием (prediction) или прогнозом (forecasts). Во всяком случае, автор на это надеется. Это всего лишь сценарий  (scenario), который автор считает весьма вероятным. Хотя ему подобные сценарии приходили в голову задолго до появления коронавируса (в чём читатель может сам убедиться).

 

Речь идёт об использовании биологического оружия – не столь важно, «естественного» или «искусственного» - в качестве инструмента уничтожения человеческой свободы, в том числе самых базовых свобод, начиная со свободы перемещения.

 

* * *

 

Начну с воспоминания. Во времена, которые сейчас воспринимаются как почти свободные (а именно, в 2006 году) я принимал участие в «Русском Марше» (сейчас оба слова вызывают недоумение). Поскольку он не был разрешён, нагнали омоновцев. Мы шли по узкой пешеходной дорожке мимо «космонавтов», поигрывающих дубинками. Какой-то дедушка попытался было поговорить с огромным бронированным «внучком» по-человечески – типа «ну как же вы так, против народа». Омоновец предсказуемо ощерился и залаял: «Ща я с тобой по-другому поговорю!!! Куда пшёл!!! ДОМА НАДО СИДЕТЬ!!!»

 

Эти слова – ДОМА НАДО СИДЕТЬ – мне тогда показались квинтэссенцией всей россиянской идеологии. Ибо они заключали в себе всё, чего от русского населения хочет российское начальство. «Сидите дома и не петюкайте».

 

Однако до последнего времени полностью реализовать эту программу было сложно. Люди имеют привычку выходить из дома на улицу, хотя бы чтобы прогуляться или пойти в пивную с друзьями. Казалось, что с этим ничего сделать нельзя.

 

Кто же знал, что эти слова станут руководством к действию. Мы дожили до того, что этот лозунг реализован БУКВАЛЬНО.

 

Ещё в начале этого года нам и в голову не приходило, что для выхода их дома нужен будет пропуск. Сейчас это – решённый вопрос:

 

Москвичам выдадут QR-коды с зашифрованным домашним адресом для передвижения по городу. Об этом РБК сообщил председатель "Деловой России" Алексей Репик. По его словам, у жителей столицы, которые работают не по удаленному доступу, в спецпропусках также будет зафиксирован адрес места работы.

 

Заметим: эти меры практически не вызывают протеста, поскольку выглядят мотивированными. При этом нельзя сказать, что население в массе своей боится коронавируса, речь идёт именно о легитимации. Эпидемия – повод серьёзный.

 

Под тем же предлогом в подъездах домов устанавливаются камеры. Их цель – фиксировать вход и выход жильцов (или других лиц). Это предполагает систему распознавания лиц, заточенную под тотальную слежку. Занимается этим Анастасия Ракова, заместительница Собянина по вопросам социального развития.

 

Вероятно, план оснащения всех подъездов камерами существовал и до эпидемии. На него работало буквально всё, включая, кстати, сверхвысокоэтажное строительство. Дом в пять этажей и дом в тридцать этажей нуждается в одной камере на подъезд. Можно посчитать экономию, и, что ешё важнее, удобство полицейского контроля. При этом понятно, что даже в случае официального прекращения эпидемии (что заслуживает отдельного разговора) камеры в подъездах останутся навсегда.

 

Это не всё. Камеры уже установлены во дворах и на улицах. Уже есть свидетельства людей, находящихся на карантине, которые пытались вынести мусор или совершить какое-то другое столь же безобидное действие. К ним приходят представители полиции и заводят протокол о «нарушении», с приложением фотографий «нарушения». Это значит, что каждый шаг любого москвича контролируется, причём официально (так как в реальности людей будут отслеживать, как и раньше, по перемещению телефонов). 

 

В сочетании с пропускным режимом это означает введение для всех москвичей (а потом, очевидно, и для всех жителей «русских» регионов – национальные республики, вероятно, будут вводить свои системы контроля) режима ПОСТОЯННОГО ДОМАШНЕГО АРЕСТА. Федеральный закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выборе места пребывания и жительства в пределах РФ» de facto перестаёт действовать.

 

И опять же. Мера, вводимая как временная, очень часто становится постоянной. Существует несколько способов закрепить разрешительный характе перемещения по улицам, и мы их рассмотрим ниже. Пока же мы обратим внимание на то, что новые правила должны как-то затронуть и граждан без регистрации, каковых в Москве очень много (прежде всего, это «гастарбайтеры», то есть мигранты из южных стран, занимающиеся в Москве добычей денег различными способами). Скорее всего, мерой станет экстренная «временная регистрация» всех этих людей – поскольку высылать их за пределы России или даже москвы НЕЛЬЗЯ, как НЕЛЬЗЯ закрывать границы со Средней Азией (даже под предлогом карантина). Почему именно российские власти не смеют пойти на такие меры, выходит за рамки данной статьи.

 

Как будет выглядеть новая система? Гражданин постоянно сидит дома. На улицу он имеет право выходить только «по делам», список которых утверждается мэрией. Это работа (причём только та, которая не может быть сделана дома, удалённо), посещение магазина (продуктового или аптеки), выгул собаки. Уже вводятся понятия «бесцельное перемещение» (раньше это называлось «прогулка») или «заведомо необоснованная поездка на дальнее расстояние» («путешествие», «поход в гости» и так далее). Даже посещение любимого магазина, который находится дальше, чем территориально более близкий, будет считаться правонарушением. И хотя сейчас за подобные правонарушения не установлено официального наказания, людей, нарушающих карантинный режим, подвергают серьёзнейшему давлению, в просторечии называемому «закошмариванием». К тому же официальные меры наказания – вероятно, штрафы – очень скоро будут введены официально.

 

Уже развёрнута система полицейских патрулей, которые будут контролировать граждан. Как работают полицейские патрули в России, мы все знаем. Простейшая мера, применяемая к нарушителям – избиение, с последующим оформлением протокола «о сопротивлении полиции», что приводит к уголовному делу, и, чаще всего, реальному сроку отсидки. Граждане будут запуганы до состояния кроликов, силящих в своих крольчатниках и боящихся лишний раз высунуть нос на улицу.

 

Я пропускаю такие банальные моменты, как то, что абсолютно все действия любого гражданина за пределами квартиры становятся не просто собираемыми и хранимыми – к ним получают доступ абсолютно все сотрудники правоохранительных органов. В дальнейшем все эти данные за небольшую цену можно будет купить на чёрном рынке, где и без того торгуются персональные данные всех жителей России. Это и так понятно.

 

Интересен аспект экономический. Обвал и уничтожение остатков российской экономики – вопрос решённый, как и обнищание населения «рывком». Естественно, это приведёт не к тому, что правительство будет спонсировать население, а к дальнейшему ужесточению дисциплинарных мер. Поэтому, кстати, стоит не просто «покупать гречку и рис», а ПРИВЫКАТЬ к ним. Отныне именно эти продукты станут вашей постоянной диетой, дорогие читатели. Конечно, это относится не ко всем: многим будет вообще нечего есть. И нечем платить за квартиру – а эти выплаты вряд ли кто отменит. С выселениями, может, и подождут, а вот посидеть без электричества (и воды, если что) – придётся.

 

Не менее интересен, кстати, «тюремный вопрос». Российские тюрьмы являются центрами распространения тяжёлых заболеваний (например, туберкулёза). Во всём мире из-за эпидемии тюрьмы стараются разгружать – то есть, попросту, амнистировать «лишних» заключённых. В РФ подобные меры могут быть введены только в том случае, если понадобится накалить криминогенно-эпидемиологическую обстановку. А вот чего следует ожидать, так это посадок «за твиты и лайки». Можно быть уверенным, что в России будет запрещено «распространение заведомо ложных сведений об эпидемии». Насколько сильно криминализуют соответствующие «разговорчики», зависит прежде всего от аппетитов силовиков, которым нужны премии и звёзды на погоны. Тут возможны разные варианты, вплоть до приравнивания коронавирусной темы к национальной и даже появления некоего «коронавирусного» аналога 282-й статьи. На это можно возразить, что создание соответствующего правового механизма требует времени – но кто сказал, что его не будет?

 

А самое интересное во всём этом то, что за пределами России подобные меры тоже принимаются, хотя, возможно, не в столь жёстком формате. Поэтому, например, честная критика с Запада всего вышеперечисленного вряд ли возможна. Поскольку же Запад является единственной инстанцией, с чьим мнением считается российское начальство, можно считать, что критики просто не будет. Тем более, что РФ можно жучить и дрючить по тысяче других поводов.

 

(Окончание следует)

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter