Жить без телевизора

Когда мы говорим о полном провале системной оппозиции и о необходимости переформатирования всего оппозиционного движения, нужно учитывать два момента.

Первое: есть руководство так называемой системной оппозиции, которое, естественно, не хочет никакого переформатирования. Для него перемены грозят банальным лишением тех финансовых средств, которые оно получает либо напрямую от администрации президента, либо от каких-то бизнесменов по указанию администрации президента. Для них это означает потерю машин, денег, помощников, аппарата и так далее.

С другой стороны, есть огромное количество активистов внутри партий — внутри «Яблока», СПС, КПРФ, которым наплевать на те же машины, деньги и офисы своего руководства, и которые хотят заниматься реальной политической борьбой. И эти люди, без всякого сомнения, хотят присоединяться к такому несистемному политическому проекту.

Вчера на круглом столе, организованном движением «Народ», присутствовали представители самых разных организаций, и к моему большому и приятному удивлению все они — представители КПРФ, СПС, НДР — согласились с тезисом о том, что партийный вид существования оппозиции полностью себя исчерпал. То есть, это уже признанный факт.

Поэтому процесс объединения — пусть и не очень легко, но, поскольку стал очевиден и не нуждается ни в каких доказательствах тупик, в котором оказалась системная оппозиция, — он будет идти. А насколько быстро — зависит в том числе и от действий власти, поскольку она все более ужесточает свои действия и ведет себя все более беспредельно. И это может подтолкнуть нормальную оппозицию к более активным действиям.

Что касается Госдумы как площадки для донесения требований оппозиции до населения, то она такой площадкой уже давно не является. Был в предыдущей Думе независимый депутат Владимир Рыжков, была депутат Хованская, был депутат-»яблочник» Попов, — что, донесли они до кого-то свою позицию? Нет.

Дума не дает возможности для реальной работы, для защиты прав граждан и уж тем более не дает возможности для донесения каких-то идей, мыслей и так далее. Госдума дает только персональный автомобиль, помощника и зарплату. Но получение этих благ не является, на мой взгляд, главной задачей оппозиции.

Доносить свои идеи до граждан России несистемная оппозиция на первом этапе может тем же способом, каким она доносит их и сейчас. Для этого есть, как минимум, интернет, есть средства массовой информации, есть полевая агитация. Например, в той среде, в которой мы можем доносить свою точку зрения — в первую очередь, это интернет — все голосования показывают, что «Единая Россия», пропутинская властная вертикаль пользуется гораздо меньшей поддержкой, чем оппозиция.

Понятно, что самый главный способ донести свою позицию — это телевизор, находишься ты в Госдуме или не находишься — телевизора у тебя все равно нет. Поэтому мы должны научиться жить без телевизора.

Создать оппозиционную сетевую структуру, которая объединит организации самых разных направлений вполне реально, в первую очередь потому, что она необходима и является нашим единственным шансом чего-то добиться.

Что с ней случится, когда оппозиция придет к власти? — наверное, она, достигнув своей цели, распадется. Или — после того, как будет достигнута ситуация, при которой разные части внесистемной оппозиции смогут конкурировать между собой на равных, — как и положено такой структуре, она разделится на какие-то коалиции. Так было и во время Ельцина — когда существовала Демроссия, в которой было «каждой твари по паре». После прихода Ельцина к власти, эта коалиция рассыпалась, но ничего в этом ужасного нет. Это нормальный политический процесс.

Естественно, если в одной организации объединяются люди очень разных взглядов — начиная с националистов, заканчивая либералами и левыми, — эти люди не могут и не должны состоять в одной партии. Но для достижения сегодняшних главных задач они должны объединиться.

Опасность того, что завоевания пришедшей к власти несистемной оппозиции перехватят те, кто имеет больше опыта работы в системе, — это традиционная опасность. Основная проблема того же самого Ельцина состояла в том, что демократы пришли к власти, но власть захватила партийная номенклатура. Одной из главных ошибок 90-х я считаю то, что не была введена люстрация в отношении угорелой партийной номенклатуры и номенклатуры спецслужб.

Никто не застрахован от политических проблем в будущем. Но эти проблемы нужно решать по мере их поступления с учетом ошибок, которые были сделаны. Но решать их нужно — это принципиально важно — открыто, и не уходить в «борьбу бульдогов под ковром». Мы видим, что на Украине этот процесс идет крайне сложно, но он идет. В Сербии этот процесс тоже шел очень сложно — но шел.

Никто не говорит, что после победы оппозиции сразу наступит светлое будущее.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter