Интервью с адвокатом Евгении Хасис

АПН публикует интервью с адвокатом Максимом Юрьевичем Коротковым-Гуляевым

-Расскажите, пожалуйста, что, собственно, произошло на процессе Тихонова-Хасис с Вами.

-Я в первую очередь хочу заявить, что я профессиональный адвокат. Мой подзащитный – гражданин Российской Федерации и каждый гражданин Российской Федерации имеет право на квалифицированную юридическую помощь. Нельзя подменять понятия, утверждая, что я рьяно отстаиваю интересы фашистов. На протяжении 20 века судебная система в России подразумевала под собой одностороннее с обвинительным уклоном рассмотрение уголовных дел. Адвокат, то есть я, Коротков-Гуляев Максим Юрьевич в этом процессе выполнял роль холопа. Барин в лице председательствующего по этому процессу решал, кого казнить, кого миловать. Сам суд – это закрытая, со своими устоями организация, меч, который всегда несом и управляем тем, кто делает этот меч – системой. К сожалению, по моему усмотрению 37 год никто не отменял. И позиция суда построена на подавлении, акцентирую на этом внимание, воли наших подзащитных. Подавить, размазать, в очередной раз показать, кто хозяин ситуации. И мое удаление из зала суда – лучшее тому подтверждение и предупреждение моим коллегам и самим подсудимым, как вести себя в процессе дальше. В данной ситуации мы всеми законными способами будем добиваться, чтобы председательствующий по делу не имел возможности принимать безграмотные решения. В данном деле для меня, не смотря на то, что я был удален из зала судебных заседаний, приоритет - осуществление защиты интересов Хасис Евгении.

-Законна ли такая практика, как удаление адвоката? Имеет ли судья право отстранить адвоката от процесса, насколько это распространено, бывали ли такие случаи?

-Конечно, нет. Но, учитывая, что система хочет нас подавить, было дано разрешение на принятие такого незаконного, безграмотного, необоснованного, немотивированного решения, всеми способами система хочет подавить волю моей подзащитной Хасис Евгении. Процессуально это невозможно. Но система в лице председательствующего по данному делу безграмотного судьи еще раз нам, всему обществу показывает, кто в доме хозяин, даже не брезгуя.

-Означает ли Ваше отстранение от процесса, что Ваш договор с подзащитной теперь расторгнут? Если нет, как Вы будете защищать ее интересы?

-Я буду защищать ее интересы всеми возможными законными способами. Мы не оставим это дело и доведем его до конца. Это мое принципиальное решение, это ответ нашего гражданского общества на действие системы. Наше гражданское общество с нами, мы победим!

-Каковы последствия такого решения судьи для процесса и его исхода? Ведь законность всего процесса теперь поставлена под сомнение.

-Я это понимаю, как юрист, и гражданское общество тоже это понимает. Процессуально это невозможно. Удалить адвоката из зала судебного заседания – это модель того, как государственная власть, система может поступить с нами всеми.

-Что Вы можете сказать о ходе процесса и позиции судьи Замашнюка?

-К сожалению, как адвокат, я не имею права комментировать процессуальные вопросы, но хочу обратить внимание, что федеральный судья, председательствующий в данном процессе, безграмотен. Любые наши ходатайства, сделанные в рамках закона, он отклоняет, не обосновав и не мотивировав свое решение.

Ну и я хочу сказать, что гражданское общество с нами и мы победим.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter