Дана команда: зажевать

На ближайшее время культурной программой мы обеспечены. Русское общество – не как советское, а как русское – впервые крикнуло от накопившейся боли, первый раз попыталось заговорить о том, что для жизни ему нужна Россия. Ответные ходы уже последовали и последуют дальше. Их нетрудно заметить, но куда труднее понять.

Прежде всего, следует учитывать, что могучей рати хитроумных политтехнологов в штатском, скорее всего, нет в природе. На робкую попытку общества разобраться отвечает не бюрократическое здание, а мстительный хаос, полуосознанная инициатива враждебных друг другу мешанин: бюрократической и медийно-гешефтмахерской. Номенклатура и "мастера культуры", одинаково запутавшиеся и запачкавшиеся, стараются любой ценой отсрочить обсуждение вопроса: кому они, собственно, нужны и что с ними дальше делать, коли мышей не ловят. Существо повзрослее и потолковей, наверное, сообразило бы, что нужно самому ловить или другим не мешать, и все окажутся довольны. Но коллективного разума мыслящей бормотухи на такое самоотречение не хватает. Оно может лишь отсрочивать любое действие.

Поэтому все пять чувств почтеннейшей публики в ближайшее время будут задействованы, чтоб отключить мозги. Дана команда зажевать любой разговор о том, когда наконец-таки прекратится очевидное безобразие. Это не единый приказ, а тысячи нервных импульсов, множество мыслишек, из коих каждая не длиннее, чем у новорождённого Буратины. Однако прокисший Солярис усёк, что главная опасность для него – "фашизм", то есть объединение общества ради того, чтобы поставить вопрос: "Почто русских людишек изводите?"

Так что про фашистов мы услышим уйму интересного. Они обнаружатся везде. Русские фашисты будут бить фонари, обожать Гитлера, хлестать пребольшими стаканами кровь не столько таджикских, сколько русскоязычных младенцев, поклоняться Хорсу, Велесу и Хорсту Весселю, петь хором "Кто людям помогает, тот тратит время зря…", брататься с не имеющими национальности террористами и фальсифицировать историю. Пройдёт слух о том, что порочные подростки, вне зависимости от длины стрижки, собираются на Чёртовых Плешах, чтобы махаться на славянских катанах, называться Ратиборами и Зигфридами, пересказывать друг другу ведическую толкиенистику, глушить пиво и разжигать ненависть. Разумеется, все предполагаемые капища быстро будут освоены неприкаянной пионерией и журналистами.

До боли знакомые зрелища тоже нам гарантированы. Ручной Чужой против сытого Хищника, преужасная баталия Петрушки с Городовым, борьба нанайских мальчиков… По всем телеканалам у микрофонов будут попеременно исполняться "Семь сорок" и древлепартейный гопак. Милый розовый Розовский против багрового Проханова, радужный Асмолов против чёрного Дугина, купированные интеллигентские благоглупости против богемной большевистской некрофилии, которую станут выдавать за подцензурный вариант национализма. Так, чтобы зрителей тошнило от бесконечного:

- Эх, яблочко! На подоконничке!..

- Это неприлично, негигиенично и неэстетично, вам говорат!..

Чтоб не сомневались: политика – это не управление полисом, это когда "один – дурак, другой – помешан", а те, кто не получает за это денег – ещё глупее.

Для разнообразия, дабы народ не подумал про нанайских мальчиков: «Почему бы эту энергию да не в мирных бы целях?..» – время от времени петрушки станут драться с городовыми не из-за дискурсов и вакуумов, а по поводу презренного быта. Отчего ж не показать диванному обществу – гражданское? Но не стоит обольщаться: частота появлений на экране той или иной весёлой игрушки, скорее всего, окажется обратно пропорциональна значимости темы, по поводу коей ломаются дубинки и шеи. Так что приготовьтесь: «Р-решительная! Ванька Рутютю против Чёрной Маски! Две недели не спамши, не емши! Настоящая французская гражданская борьба!»

Не исключено, что многие почувствуют дрожь земли: это будет биться в каменные своды могучий богатырь Квачков, главный политик будущего года, Гольдштейн наизнанку – лондонским Гольдштейном уже никого не напугаешь. Всем, соскучившимся по красно-коричневому призраку, гарантированы развлечения. Одних приглашают бояться квачковцев с нагайками, других – записываться в Квачковский дивизион гранатомётчиков. Самые впечатлительные могут паковать чемоданы или идти с повинной.

И запах, запах! Сталинский дух.

- Бим, знаешь, зачем я хочу купить пулемёт? Я собираюсь устроить всем рыжим тридцать седьмой год!

- Бом, тебе нужно прописать десталинизацию!

Совершенно замечательно, что все насущные задачи можно свести к репризе сталиниста и антисталиниста. При этом антисталинизм сводится к бесконечному "Это неприлично, негигиенично…", а деятельно-патриотические роли отчего-то достаются персонажам, за которыми числится какой-нибудь реверанс по сталинскому адресу.

Вот выходит на арену скучный гражданин:

- Господа-товарищи! Житья совсем не стало! Граждане-начальники подмётки на ходу режут, морды у всех воровские!

- Бим, давай устроим тридцать седьмой год!

- Что ты, Бом, это же сталинизм!

- А ещё, господа-товарищи, по всем телеканалам какое-то дерьмо американское, в магазинах ни черта нашего, а гражданин-начальник Замкомпоморде сказал, что этот народ надо пораздраконить и устроить тендер, чтоб завезти новый.

- Бим, давай устроим кампанию по борьбе с космополитизмом!

- Что ты, Бом, это же сталинизм!

- А ещё поля не паханы, заводы стоят, институты вымирают...

- Бом, давай устроим коллективизацию – индустриализацию – ракетно-ядерный щит на врата Вашингтона!

- Что ты, Бим, это же сталинизм!

Если к десталинизации принюхаются, у нас ещё в запасе дух грозного царя Ивана Васильевича.

А в зубах у всех навязнут сенсации года: кто-нибудь непременно помрёт, что-нибудь загорится, физиономией приложимся в коровью лепёшку, но хорошее тоже будет. Мячик забьют, парочку звездят зажгут, посрамят фальсификаторов истории… Да пускай забивают, зажигают и посрамляют, лишь бы дело двинулось. Но вот об этом, скажут, не надо! Экстремизм. Вода на мельницу, потрясение основ.

А потому в программе сегодня и ежедневно: "Мас-ква, звонят колокола!.. Я вижу пароль, я знаю орьентир… Там, где брошка, там перод… Растудыть, пошёл, комаринский мужик!.. В семь сорок он взорвётся, в семь сорок он взорвётся – наш мирный бронепоезд, советский паровоз… Солнечному миру – да, да, да!.. Мы заполнили всю сцену – остаётся лезть на стену!"

Не забудьте вырвать провода. И делайте, что должно.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter