Спасительные расстрелы, свобода слова и немножко Сочи

ВОСТОЧНЫЙ КАВКАЗ. ДАГЕСТАН

Впервые за долгое время в сражении с террористами в районе одного из даргинских сёл Карабудахкентского района погибло двое омоновцев.

Гвоздём недели в Дагестане была, разумеется, Всероссийская конференция по проблемам противодействия экстремизму, а вовсе не съезд «Единой России» проходивший в тот же день, как это можно было бы подумать.

Президент Дагестана заявил на конференции, что весь экстремизм в регионе проистекает от деятельности «западных и некоторых других стран», сетовал на отсутствие профилактической работы, но особыми перлами не порадовал. Зато отжигал министр внутренних дел республики Адильгирей Магомедтагиров. Министр рассказал, что в республике действуют 7 группировок численностью до 15 человек каждая, а на учёте состоит почти в десять раз больше «ваххабистов». В заявленном им контексте борьбы с экстремизмом всем обществом, а не отдельно взятой милицией, самым интересным было суждение о том, что экстремистов надо расстреливать или сажать пожизненно. Иного способа прекратить их вредоносную деятельность нет.

Религиозные деятели не сказали ничего особенного. Митрополит Феофан напрямую обвинил во всём США. Ректор Московского исламского института Марат-хазрят заявил, что в списках экстремистской литературы много литературы вовсе не экстремистской и не дело суда решать, какие книги экстремистские. Делать это должен не суд, а религиозные учёные. Тут не поспоришь, с точки зрения шариата это должно быть именно так.

Тем временем правозащитная организация «Матери Дагестана за права человека» попала в переплёт. К тому, что один из её членов — Нустапа Абдурахманов — был убит милицией как боевик, добавился продолжительный допрос активистки Гюльнары Рустамовой в ФСБ. Во время спецоперации был убит её брат, из-за преследований которого милицией она, собственно, и стала правозащитником. Правозащитницы поняли, чем для них это чревато и подняли шум, признавая, что милиции теперь будет легче создавать им проблемы.

Представляется, однако, что проблема их не в этом, а в том, что они даже не пытаются доказать в суде свою непричастность и то, что все косвенные обвинения против них базируются не на судебных решениях, а на мнении милиции о личности того или иного застреленного.

ЧЕЧНЯ

Близится к развязке ссора между Рамзаном Кадыровым и Сулимом Ямадаевым.

Дело на Ямадаева передано военным следователям. Формально убийство при задержании, которое предрекал сам Ямадаев становится невозможным. Ранее Рамзан Ахматович через телевизор обратил внимание общественности на недопустимость нахождения «почти что в центре Москвы» вооружённой группы из более чем двадцати человек, якобы охраняющей Ямадаева.

Президент РФ подписал закон о местном самоуправлении в Чечне и Ингушетии. Теперь до начала 2010 года установлен период межевания районов и городов в этих двух республиках.

Интрига в том, что таким образом придётся межевать и как бы границу между двумя республиками. Сторонники гипотезы объединения республик, видят в принятии закона аргумент в свою пользу. Якобы выборы в муниципалитетах помогут смягчить шок от ликвидации отдельной ингушской государственности.

Это вряд ли.

ИНГУШЕТИЯ

Верховный суд Ингушетии интересным способом одновременно признал и неправедность суда «зязиковского» — и поставил на место бывшую оппозицию. Кассация по переквалификации дела об убийстве Магомеда Евлоева с «причинения смерти по неосторожности» на «убийство» не удовлетворена, но дело направлено на перерассмотрение из-за процессуальных нарушений.

Министр внутренних дел республики Муса Медов отправился работать в Москву. На его место в качестве исполняющего обязанности заступил подполковник из Нижневартовского ГОВД Руслан Мейриев. Министром он станет, видимо сразу же за присвоением полковника. Похоже это один из немногих назначенцев ингушского президента, знакомый ему в прошлом, в том числе и с деловой стороны.

На другие должности, из-за явной нехватки кадров назначаются местные герои, зачастую не имеющие иного опыта кроме кратковременной работы в часто менявшейся команде Руслана Аушева. Аушеву даже пришлось печатно их урезонивать, призывая не трепать к месту и не к месту его имя.

Юнус-бек Евкуров продолжает удивлять неординарной демократичностью. Он принял представителей правозащитных организаций республики (если точнее, то правозащитно-националистических — свобода, невиданная в РФ).

Новый президент обстоятельно побеседовал с Магомедом Муцольговым («Машар»), Русланом Бадаловым («Чеченский комитет национального спасения»), руководителями «Мемориала» и «Ассоциации студентов Ингушетии». Обосновывал необходимость защиты прав беженцев и заключенных следственных изоляторов не хуже самих правозащитников.

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ — АЛАНИЯ

Из Осетии вдруг валом пошли новости и подробности. Тут и мельчайшие успехи осетинских борцов и детали республиканской программы занятости. И даже цифры уволенных по Владикавказу. Такого не позволяют себе ни в одной республике — хотя понятно, что производство сократилось везде. Конечно, ясно, что сотни уволенных для постоянно жалющегося на тысячи безработных руководителя любой кавказской республики погоды не сделают, но всё же после федеральных угроз расправляться с паникёрами цифры звучат как-то смело.

Не менее громко звучали на всю страну заявления «Голоса Беслана» о (не много не мало) принадлежности бесланских террористов к агентуре спецслужб. Причём (с худо-бедно) какими-то доказательствами.

Откуда такой приступ гласности? Думается, что ответ как всегда не сложный. Осетинским вождям необходимо как-то размазать громкий факт. Главой столицы — города Владикавказа избран совсем не тот, кого хотела власть — никому не известный досаафовец Игорь Касабиев. Избран он совершенно законно, и формально сделать ничего с этим нельзя. Более того, деятели администрации главы республики желая указать Касабиеву на место, фактически затолкали его в объятия депутата Госдумы. Который, надо отдать должное, отказался от всех прежних амбиций и заключил союз.

Пожалуй, это его первый успех в борьбе с главой Осетии. До этого все депутатские претензии сводились к таким пшикам, что в самое ближайшее время грозили эволюцией в клоунаду.

Фракция коммунистов в североосетинском парламенте вышла с инициативой провести досрочные выборы в городское собрание представителей, да ещё и по партийным спискам. Идея красивая, обставлена правдоподобно — кому, как не коммунистам желать списочного голосования? Но вот только как её осуществить, не нарушая закон?

«Пока верстался номер», стало известно о том, что глава городской администрации Владикавказа получил несколько пуль и скончался. Как это соотносится с написанным выше — будем посмотреть.

ЗАПАДНЫЙ КАВКАЗ. КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ

На первое марта кабардино-балкарский парламент назначил свои перевыборы.

Эта, с позволения сказать, предвыборная кампания начинается интересно. Оба балкарских члена федерального парламента выступают с резкой критикой установившихся в республике порядков. И высказывают явное несогласие с положением балкарцев в республике. Оба они, разумеется члены «Единой России». Вряд ли партии власти разрешат получить свои 98%, не объяснив предварительно этот странный факт.

Тихо, без особого шума принял кабардино-балкарский парламент акт, отменивший практически полностью все «межселенные территории» ранее отрезанные от балкарских сёл. Однако в парламентском релизе ничего не говорится про пограничную полосу и отгонные пастбища тоже ранее отнесённые к «межселёнке».

С пограничной полосой, в общем всё понятно — балкарцы сами в здравом уме не станут на неё претендовать. Никому не хочется получить обвинение в сепаратизме. С пастбищами сложнее — если их присоединят к плоскостным кабардинским сёлам, то в потенциале это конфликт. Всякое произвольное установление местными властями режима пастьбы, тогда может быть расценено как национальное угнетение.

Продолжались попытки начать процесс над участниками нападения на Нальчик в 2005 году. По-прежнему не смогли набрать достаточного числа присяжных.

КАВМИНВОДЫ

Печальна судьба трёх посаженных в пятигорский «Белый лебедь» жителей Кабардино-Балкарии!

Двух кабардинцев и одного балкарца задержали границе со Ставропольским краем ещё в сентябре. Задержание было громким, с подробным оповещением мира о найденной у них «ваххабисткой» атрибутике. Оружие, карты, инструкции и прочее подобное. Сейчас их судят за хранение наркотиков в особо крупном размере. Судят в Нальчике, но держат в Пятигорске. Со слов адвокатов — пытают.

Такими темпами изменения обвинений их в итоге могут вообще оправдать. Но пока суд продлил срок содержания под стражей до 11 января.

КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССИЯ

Прошёл чрезвычайный съезд черкесского народа, организованный региональными филиалами адыгских национальных организаций, в основном «Адыгэ-хасэ».

Надо сказать, что, похоже, с организаторами съезда кто-то что называется, поговорил. Причём вряд ли это влияние неоднократных встреч в федеральном инспекторате, прокуратуре и администрации Карачаево-Черкесского президента предшествовавших съезду, где в основном требовали соблюдения российского законодательства.

Посудите сами. До съезда адыгские националисты делали основной упор на своих обидах, на том как они пострадали от русских в прошлом и от карачаевцев в настоящем, то есть всячески старались доказать неспособность к конструктивному сотрудничеству и свою потенциальную опасность для государства. На самом же съезде и особенно в освещении его в прессе это всё куда-то делось, а основное содержание составили вполне здравые рассуждения о способах репатриации мухаджиров и путях создания единой адыгской государственности в рамках РФ.

Есть к этому и некоторые предпосылки. Кое-что уже делается. Например, при возвращении к родному языку диаспоральных адыгов происходит не возрождение диалектов их родителей, а распространение искусственно созданных в советское время государственных языков российских республик с адыгскими титульными народами, насаждаемых преподавателями и учебными пособиями из РФ. Тюркские мухаджиры таким механизмом консолидации похвастаться не могут. Тем более, что неясно, как избежать обвинений в пантюркизме в случае, если такую деятельность начать.

АДЫГЕЯ

Очередной раз олимпийские объекты пришли в противоречие с природой.

В столкновение с действительностью пришла дорога Гузерпиль-Лагонаки пролегшая через Адыгейский заповедник, относящийся к «Всемирному природному наследию». Почти год назад тут же неподалеку было остановлено строительство дороги, ведшееся той же фирмой. Тогда точно также не помогало вмешательство федеральных контролирующих организаций — и дело дошло до делегации ЮНЕСКО, действовавшей по наводке общественных организаций «НАБУ-Кавказ» и «Экологическая вахта по Северному Кавказу». Сейчас эти организации тоже в деле, так что можно не сомневаться, что строительство остановят и хвастливые заявления адыгейских властей о выгодах для республики от «Сочи-2014» будут в очередной раз опровергнуты реальностью.

Кстати о властях. Странные движения постпредства невольно заранивают мысль, что, может, полулетающий генерал из крупнейшего кабардинского села Адыгеи в действительности всё это время готовился к какому-то более высокому политическому предназначению, а наши догадки про адыгейскую президентуру были ошибочны.

Во всяком случае, наши читатели, в запале договорившиеся до того, что готовы видеть на адыгейском престоле тюркскую женщину замужем за русским, лишь бы только не Асланчерия Китовича, могут не терять надежды. Обсуждавшаяся в постпредстве «эмчеэсная» кандидатура не менее фантастична.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter