Дело Муртазина. Власть как социальная группа

«Простые люди боятся чиновников.

Чиновники боятся своих начальников.

Начальники боятся мэров и министров.

Министры и мэры бояться президентов и губернаторов.

Губернаторы и президенты боятся простых людей, прежде всего того, что простые люди перестанут боятся.

Это круговорот страха, масштаб которой — пандемический.

10 ноября в своем последнем слове я сказал: «...какое бы наказание не вынес суд, это наказание не выполнит своего назначения, а именно — назначения, предусмотренного ст. 43 УК РФ. Я как писал, так и буду писать, как занимался общественно-политической деятельностью, так и буду заниматься. То есть ни о каком исправлении и предупреждении совершения новых «преступлений» не может быть и речи. Потому что исправление — в том смысле, в каком это заложено в статье 43 ч. 2 УК РФ — будет означать отказ от убеждений, отказ от высказывания своего мнения. Позволить себе этого я не могу»....

Ирек Муртазин

«Я думаю, это есть социальная группа. Народ устанавливает над собой власть. Однако противопоставлять власть населению — это призыв к социальной розни. Как можно называть мэровцев — мерзавцы. Без власти как можно жить?»

Минтимер Шаймиев

«За именем фараона обязательно следовали слова: «жизнь, здоровье, силы». 

Андреевская Т. «Быт и нравы народов древних цивилизаций. Древний Египет»

Что такое власть?

Автор данного материала подозревает, что среди граждан России вообще, а среди читателей данного ресурса тем более, найдется чрезвычайно мало «альтернативно одаренных» личностей, всерьез верящих, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ... Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную… Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Впрочем, то, что российская власть имеет коррупционную природу, в настоящее время уже не только известно гражданам РФ из личного опыта, но и признано официально.

А именно. 26 ноября 2009 года суд г. Казани впаял журналисту Иреку Муртазину 1 год 9 месяцев колонии-поселения, признав его виновным по ст. 282, ч.1 Уголовного кодекса России — «возбуждение ненависти и вражды по признакам принадлежности к социальной группе «ВЛАСТЬ» (!!!). Ну, а посмотрев определение социальной группы в любом учебнике социологии или даже в Википедии, мы видим, что суд этим решением признал корпоративно-клановую природу системы власти, а именно «отождествление индивидом (в данном случае чиновником) себя с данной группой через противопоставление «мы — другие» с установлением социальных границ и фильтров на «входе-выходе»», а также наличие у представителей власти собственных групповых интересов, отличных от интересов всех иных граждан (между прочим, представителей того самого народа, который по конституции является …).

Ну что тут еще можно сказать? Только одно: с такими судьями никаких оппозиционных журналистов уже не надо, сами все и расскажут, и напишут — и про себя, и про свою социальную группу…

Впрочем, начинаю по порядку.

Вынужден, по собственному желанию

Первые проблемы с социальной группой «власть» начались у Муртазина в 2002 г. Тогда он «…являясь в период с июня по ноябрь 2002 года руководителем ГТРК «Татарстан», допустил неправильное освещение террористического акта — захвата, удержания и убийства заложников в период с 23 по 26 октября 2002 года в здании Театрального центра на Дубровке, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Мельникова, д. 7 («Норд-Ост»). В результате неправильного освещения данных событий… он был вынужден по собственному желанию освободить занимаемую должность…» (шедевр цитируется по обвинительному заключению).

Затем, после выпуска Муртазиным книги «Минтимер Шаймиев, последний президент Татарстана», Ирека основательно предупредили. Жена Муртазина и его отец были уволены с работы. Его самого избили возле дома бейсбольными битами. Характерно, что напавшие не взяли ни мобильный телефон, ни портфель, ни ключи от машины. Муртазин попал в больницу с черепно-мозговой травмой, «хулиганы» так и не были найдены.

Более того, «подельник» Ирека, Геннадий Мамонтов (предприниматель, профинансировавший издание книги) был приговорен к шести годам колонии якобы за махинации с дольщиками.

Муртазин «добрым советам не внял».

Автобусы, самолеты и прочие мелочи

Окончательно терпение у представителей той самой социальной группы, поминать которую можно только добрым словом, кончилось после того, как Муртазин приступил к изданию антикоррупционного информационного бюллетеня. Ирек описал коррупционный сговор между руководством Казани и рядом автотранспортных кампаний, монополизировавших таким образом рынок пассажирских перевозок в Казани. Провел общественное расследование закупки большой партии автобусов китайского производства. Что интересно, по данным УБЭП МВД РТ, при пересечении российско-китайской границы каждая из машин стоила около 600 тыс. руб., но за время пути до Казани цена смогла подрасти аж до 2,1 млн. руб. (курировал сделку руководитель исполкома Казани М. Загидуллов лично). Также Муртазиным была опубликована куча более мелких, но «приятных» фактов о жизни членов той социальной группы, которую лучше не поминать к ночи. А именно о полетах в Европу за казенный счет мэра Казани И. Метшина и членов его семьи; о подделке главой исполкома Казани (ныне депутатом Государственной Думы России) М. Загидулловым диплома об окончании Калифорнийского университета и о многом-многом другом. Результат подобной деятельности был понятен и предсказуем.

Сам себе соорудил уголовное дело

На Муртазина было возбуждено уголовное дело за то, что он «отрицательно оценивая деятельность лиц, занимающих ответственные посты в исполнительной и законодательной власти республики Татарстан, противопоставил население власти, приписав последней ложные негативные характеристики, беспочвенно обвинив властные структуры в коррумпированности, нарушении законов, правовом нигилизме» и т. д.

По заключению прокуратуры и суда Муртазиным «не было представлено никаких доказательств того, что все его высказывания в текстах соответствуют действительности» (вообще-то, по Конституции и Уголовно-процессуальному кодексу суд обязан доказывать виновность подсудимого, а не подсудимый свою невиновность. Автору данного материала хотелось бы увидеть, как суд смог бы доказать, что коррупции в Татарстане в принципе нет. Впрочем, этот суд и это смог бы).

Также, по мнению обвинения, «сравнивая в указанных источниках властные структуры с «бандитами, сексуальными меньшинствами, рабовладельцами, похоронными бригадами, фашистами, волками, проститутками, людьми, способными продать душу дьяволу, мерзавцами», подсудимый тем самым пропагандирует идеи, унижающие человеческое достоинство» (no comment)!

И вот 26 ноября 2009 года суд Татарстана «доказал», что является (как и должно быть по конституции) независимой ветвью власти и при принятии решений не ориентируется ни на чьи групповые и коррупционные интересы. Ирек Муртазин был признан виновным по с. 282, ч.1 Уголовного кодекса России — «возбуждение ненависти и вражды по признакам принадлежности к социальной группе «ВЛАСТЬ» и приговорен к 1 году 9 месяцам колонии-поселения. Муртазина арестовали, бросили в следственный изолятор, а после утверждения приговора судом кассационной инстанции — этапировали в колонию КП-17 (расположена близь поселка Дигитили).

Можно сказать, что данный результат был предрешен, ведь, как заявил во время допроса на суде сам президент Шаймиев, «цель написанной Муртазиным книги — «унизить и дискредитировать меня и мое окружение в глазах всей общественности. А поскольку, согласно народной мудрости, написанного пером уже не вырубишь, то Ирек Муртазин сам себе соорудил уголовное дело!»

Шаймиев в отставке, но дело его живет!

В настоящее время Шаймиев уже покинул свой пост, но судьбу Муртазина это не изменило (люди, разжигающие социальную рознь к социальной группе «власть», не нужны никакой власти).

Более того, 1 апреля Ирек Муртазин был в наказание за публикацию статьи в газете «Вечерняя Казань» брошен в штрафной изолятор. Следует отметить, что, по версии администрации колонии, взыскание было наложено за «самовольную» пешую прогулку по поселку Дигитли, однако лица, заключенные в колонию-поселение (не путать с более строгими видами лишения свободы), имеют на подобные прогулки полное право.

В знак протеста Ирек Муртазин объявил голодовку. Журналист требует встречи с прокурором по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях, а также с уполномоченным по правам человека в Республике Татарстан.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter