Женитьба Путина, или Презумпция виновности

От редакции. Этот текст был написан по горячим следам известного события. Мы не торопились с его публикацией по этическим соображениям: скабрезная сплетня, послужившая поводом к написанию статьи, не заслуживала пиара. Однако из произошедшего можно извлечь полезную мораль, выходящую за пределы скандальной хроники или обсуждений клеветы. Её мы и предлагаем читателю.

* * *

ФАБУЛА

Двенадцатого апреля в газете «Московский корреспондент» появилось сообщение о том, что президент Путин развёлся с супругой и намерен жениться на гимнастке Алине Кабаевой. Приводились подробности: свадьба якобы должна была состояться на Троицу, 15 июня, в Константиновском дворце, а на её организацию уже объявили закрытый тендер.

Затем появились опровержения, в частности, заметка журналиста «Московского корреспондента» и литератора с псевдонимом LoveWriter, удачно ушедшего в творческий отпуск, где утверждалось, что весть о разводе и свадьбе Путина, — заведомая утка, пущенная психически больным и обирающим журналистов редактором Григорием Нехорошевым, чтобы заполнить пустое место в полосе. Наконец, 18 апреля на совместной с Сильвио Берлускони пресс-конференции в Италии, Путин назвал всю историю ложью и сказал: «Не лезьте с гриппозным носом и с эротическими фантазиями в чужую жизнь».

Тут же Артём Артёмов, генеральный директор «Национальной медиакомпании», которой принадлежит «Московский корреспондент», обнаружил, что газета убыточна, а с редакцией у него концептуальные разногласия, и приостановил выпуск издания. Сайт газеты немедленно сделался «отключен администратором и в данный момент недоступен», будто администратор надеялся поймать вылетевшее слово, как воробья.

ГАДАНИЯ

Можно сколько угодно гадать, что было на самом деле, и чем дело закончится; скандал ещё даст работы конспирологам. Разнообразные гипотезы и прогнозы будет объединять одно: все они будут одинаково грязными. А хуже и удивительнее всего в этой многослойной лжи то, что ничего в ней нас не удивляет; ничего невозможного в ней нет.

Говорят, что знаменитая гимнастка не вышла бы за человека более чем в два раза старше?

Но в самом деле, не за сверстника же ей выходить. Прошли те времена, когда желающие стать генеральшами должны были выходить за лейтенантов. Девушки, ориентированные на успех, теперь охотятся на богатых папиков; их убедили, что ты этого достойна. Зачем связывать жизнь с молодым человеком, который может оказаться, страшно сказать, лузером. Особенно, если ты сама уже знаменита. Поэтому союз президента и знаменитой спортсменки был бы равноправным союзом состоявшихся людей, а не неравным браком. А у президента было бы кому подать стакан воды в старости.

Пишут, что президент не бросил бы женщину, с которой прожил четверть века?

Но женщина теперь — не человек, а тёлка, статусная вещь, которую меняют, когда могут позволить себе завести более престижную. Так и говорят люди, считающие себя приличными: «моя мобила, моя тачка, моя женщина».

Новая жена президента была бы гимнасткой, зарабатывавшей на хлеб демонстрацией своего тела?

А что? На то они и гимнастки, балерины или актрисы, чтобы быть гаремом, Оленьим Парком к услугам сильных мира сего. Чем известнее они, тем меньше у них шансов избежать внимания высокопоставленных поклонников, и горе отказавшимся. Покладистых же награждают, и не только пошлыми бриллиантами, но и местом в парламенте.

Будь новость о свадьбе правдой, наш президент мог бы больше не завидовать бывшему президенту Израиля, обвинённому в нескольких изнасилованиях: и у него есть ещё порох в пороховницах! А мог бы оказаться импотентом, это теперь хуже алкоголика или государственного изменника.

Много ли забитому народу надо от главы государства: потенция, накачанный, учитывая возраст, торс и жена, фотографии которой неглиже опубликованы в журналах «MAXIM», «Караван историй» и в «Календаре» Екатерины Рождественской. Чем хуже Карлы Бруни? Всё, как в цивилизованных государствах.

Мы должны были бы быть благодарны и за то, что глава государства почти дождался окончания срока своих полномочий: французам не досталось и этого.

Нам говорят, что вместо того чтобы тайно расписаться без всяких торжеств, как делают, заключая брак после развода, скромные люди, скандальную свадьбу пышно справили бы в государственном Константиновском дворце?

Так людей с комплексами наверху нынче не держат. Один раз живём.

Сколько годовых жалований президента это бы стоило? Полноте!..

Может быть, Путин решил, что такой скандал улучшит его реноме в Италии, где он давал пресс-конференцию с опровержением слухов. Или он этим скандалом отвлекает наше внимание от очередного злоупотребления. Или внушает гражданам, некоторые из которых тоже небезупречны в личной жизни, мысль о том, что не им судить своих правителей. В наше упадочное время в этом нет ничего невозможного.

Почти естественным кажется, что Путин был недоволен всего лишь «вмешательством кого попало в свою частную жизнь», и совершенно не оскорбился тем, что его сочли способным оставить семью ради другой женщины.

Почему заслуженный coupdegrace прогоревшей бульварной газете был нанесён только тогда, когда она с гриппозным носом полезла в личную жизнь небожителей — ни раньше, ни позже? А кого волнует ложь и непристойность, пока от них страдают только простые люди?

Если нас уже не изумляют выходки правителей, тем менее должны нас удивлять поступки журналистов.

Журналист заполняет пустое место в полосе заведомой ложью, способной испортить личную жизнь по меньшей мере трём людям и нанести ущерб государству? Другой журналист рассказывает об этом в густо пересыпанной матом заметке, попутно сообщив нам, что его коллега психически болен? Ничего личного, работа такая. Опровержение написано под давлением или за взятку? Сами знаете, в какой стране живём. Мы должны быть благодарны им за то, что они у нас есть.

А может быть, владельцы или работники разорившейся газеты решили таким образом ликвидировать предприятие, обменяв его отрицательный собственный капитал на реноме пострадавших от гонителей свободы слова и следующие из этого гранты и должности?

И это возможно, как и то, что честолюбивый работник редакции решил подсидеть главного редактора, или конкурент подбросил отравленную наживку.

МОРАЛЬ

Как бы ни обстояло дело, от этой истории, хорошенько попиарившись, выиграли все замешанные: государственные деятели, знаменитости, предприниматели и бульварные журналисты.

Проиграли, как всегда, мы, народ России, которому придётся по-прежнему мириться с тем, что могущественные люди ни в малейшей степени не связаны какими-либо нормами нравственности — и не упускают случая втоптать этические стандарты ещё глубже в грязь.

Имей мы действительно достойного правителя, сообщение о его предстоящем разводе и браке с гимнасткой могло бы быть только первоапрельской шуткой. Знающие люди обнаружили бы в нём тонкую лесть, уподобляющую правителя императору Юстиниану, который тоже был женат на циркачке. А нам, привыкшим ко всему, осталось только ждать опровержения и радоваться, что хоть от такого позора Бог нас избавил.

Когда Публий Клодий Пульхр осквернил таинства Доброй Богини, проникнув на них в женской одежде, в пособничестве подозревали жену Гая Юлия Цезаря Помпею. Он отрицал её вину, но дал ей развод, заявив: «Жена Цезаря должна быть выше подозрений».

Мы бы решили многие наши проблемы, если бы заставили наших правителей быть выше подозрений.

Вместо этого, в своём безответном романе с властями предержащими, охранители до последнего пытаются предполагать добрые намерения властителей, жадно ловя любой намёк на то, что они хоть в чём-то вменяемы. Это глупо и мерзко. Не нужно служить на общественных началах адвокатами сильных и богатых, это их развращает. Пусть они сами работают над тем, чтобы быть и выглядеть безупречными.

Презумпция невиновности есть для нас, для них же, держащих бразды правления, была, есть и будет — презумпция виновности.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter