У Трампа нет военной доктрины. Совсем нет. Но кое-что есть

19 января 2018 года военным ведомством Соединенных Штатов была обнародована новая Национальная оборонная стратегия (NDS) США. Если говорить точнее, на сайте Пентагона появилось краткое изложение (summary) этой стратегии.


Логично было бы предположить, что существует и некий полный текст NDS, тщательно засекреченный и доступный для ознакомления только избранным членам администрации президента и конгрессменам, обладающим допуском самого высокого уровня. Но это не так. Оборонная стратегия всегда излагалась кратко. Конкретное «наполнение» изложенных в ней целей и средств их достижения, а также подробное описание мировой военно-стратегической обстановки приводятся в других документах, многие из которых действительно секретны.


За десять дней до опубликования NDS в мировой прессе появились утечки о новом, «совершенно безответственном» подходе администрации Дональда Трампа к применению ядерного оружия. Отечественные СМИ со ссылкой на зарубежные медиа сообщили о планах США разработать «новую ядерную боеголовку малой мощности», которая предназначена для противодействия «российской агрессии». При этом оборонную стратегию очень многие эксперты (а вслед за ними и средства массовой информации) назвали военной доктриной.


У нас в стране военная доктрина — это очень важный официальный документ, который определяет порядок применения военной силы, включая задействование ядерного потенциала. Из-за терминологической путаницы сложилось впечатление, что Соединенные Штаты официально взяли курс на новое ядерное сдерживание Москвы. «Говорящие головы» и участники ток-шоу вовсю заговорили о том, что Америка готовится к нанесению превентивного ядерного удара по России. Хорошо помнящие историю эксперты даже вспомнили о концепциях «ограниченного» и «обезглавливающего» ядерных ударов, которые активно обсуждались в Америке в 1970-80 гг.


Учитывая, что Национальная стратегия в области национальной безопасности (NSS), обнародованная в декабре 2017 года была официально Кремлем оценена как агрессивная, в новостных изданиях и социальных сетях на скорую руку была выстроена и широко растиражирована следующая логическая цепочка: вслед за агрессивной трамповской стратегией появилась новая военная доктрина, предусматривающая развязывание войны судного дня с Россией.


Были, впрочем и взвешенные комментарии. Так, бывший начальник главного штаба Ракетных войск стратегического назначения РФ (в 1994-1996 годах) генерал-полковник Виктор Есин пояснил, что для понимания намерений США надо дождаться выхода очередного американского «ядерного обзора». Все остальное — домыслы.


«Ядерный обзор» — точнее Обзор ядерного позиционирования (NPR), — это специальный документ министерства обороны США (также частично секретный), который определяет роль сил ядерного сдерживания, а также цели и порядок применения оружия массового поражения. Впервые NPR был составлен в 1994 году. До этого времени ядерное планирование велось на основании внутренних документов Пентагона и решений совета национальной безопасности Белого Дома. Очередные версии обзора появились 2002-м и 2010-м. Новый NPR должен был быть передан в Конгресс в декабре минувшего года, однако дата появления «трамповского свода ядерных правил» несколько раз переносилась. На сегодняшний день «неназванные источники» в американском оборонном ведомстве утверждают, что документ появится в феврале. На сайте Пентагона по-прежнему размещенолишь сообщение о том, что Дональд Трамп отдал распоряжение главе Пентагона Джеймсу Мэттису разработать соответствующий документ.


О том, что Белый Дом «готовится бить по русским новой боеголовкой», известно лишь из публикации британской газеты The Guardian, которой об этом поведал сотрудник аппарата совета по нацбезопасности в администрации Обамы Джон Вулфстал. Откуда отставной функционер знает, что делается в ведомстве генерала Мэттиса, остается только догадываться. Впрочем, в распоряжении издания The Huffington Post появились фрагменты чернового варианта NPR, из которых, якобы, следует, что Трамп хочет значительно увеличить стратегический потенциал США и поставить на вооружение новые типы ядерных боеприпасов.


Об этой утечке мы поговорим чуть позже. Сейчас давайте внесем окончательную ясность в вопрос о том, какие же документы сейчас обновлены (или будут обновлены в ближайшее время) в Вашингтоне и какие потенциальные действия США они определяют.


Итак, главным, отправным документом является Национальная стратегия в области национальной безопасности (NSS). Этот документ готовится совнацбезом и подписывается президентом. Это не закон и даже не акт исполнительной власти. NSS описывает видение действующей администрацией международной обстановки, вызовов и способов противодействия им. Стратегия была принята в декабре 2017 года и опубликованана сайте Белого Дома. Поначалу она не вызвала резкого отторжения в Москве. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков хоть и назвал ее «имперской», но, вместе с тем, углядел в ней «скромные позитивные моменты». Жесткая реакция Владимира Путина последовала лишь после того, как стало известно о подготовке Вашингтона к поставкам летального оружия Киеву.


Далее. На основе NSS составляется целый ряд документов. Среди них наиболее важный с военной точки зрения — Национальная оборонная стратегия (NDS). Она готовится Пентагоном и описывает стратегические цели и задачи министерства обороны и вооруженных сил США в соответствии с NSS. Предыдущая NDS была принята в июне 2008 года еще при Джордже Буше-младшем. Любопытный факт: тогда на сайте Пентагона появился полный текст стратегии, о чем в общедоступном PDF-файле была сделана соответствующая отметка.


Гораздо чаще обновляется другой важный документ — Национальная военная стратегия (NMS).При Обаме вышло две версии NMS — в 2011-м и 2015-м. NDS при 44-м президенте США так и осталась неизменной. Военная стратегия готовится объединенным командованием штабов, визируется министром обороны и передается в профильные комитеты Сената и Палаты Представителей Конгресса. В NMS описываются не только угрозы безопасности США и регионы, вызывающие наибольшее беспокойство Пентагона, но и способы ведения военных операций, их цели и ожидаемая эффективность применения силы, а также риски, связанные с задействованием вооруженных сил.


В силовых ведомствах Соединенных Штатов разрабатываются еще десятки lheub[ стратегических и тактических документов, среди которых следует выделить правила вступления в боестолкновения (Rules of Engagement — ROE), которые могут меняться по распоряжению президента. Трамп изменил ROE для воинских контингентов в Ираке, Афганистане и Сирии весной 2017 года. Разумеется, данные правила не касаются вопросов применения ядерного оружия.


Видение мирового расклада сил в области стратегического сдерживания описывается в Обзоре ядерного позиционирования (NPR). Обзор также определяет набор сил и средств, которые должны находиться в распоряжении ядерной триады, и задает вектор военного строительства (модернизации вооружений или их сокращения) в стратегической сфере. При этом NPR содержит лишь общие параметры задействования оружия массового поражения, поскольку в критической ситуации решение в любом случае принимает президент, а право объявлять войну закреплено за Конгрессом.


Итак, в США нет документа, который можно было бы считать аналогом военной доктрины России. Президент Соединенных Штатов и Пентагон руководствуются несколькими стратегиями, одним «Ядерным обзором» и множеством ведомственных правил, причем все эти документы, вообще говоря, вовсе необязательно могут быть полностью воплощены в жизнь и не являются жестко регламентирующими правилами. Так, разработка новых видов вооружений может быть заблокирована Конгрессом при принятии очередного бюджета, а стратегическая опасность может возникнуть внезапно, что потребует от верховного главнокомандующего действовать «не по бумажке». Более того, любое действие администрации вразрез со стратегиями и обзором не может быть расценено ни судебной, ни законодательной ветвями власти как нарушение. Повторюсь: это даже не исполнительные акты.


Тем не менее, новейшие версии оборонной стратегии и «Ядерного обзора» (окончательно еще не составленного) заслуживают чуть более подробного разбора. И не только потому, что они понаделали столько шума. Внимательное их рассмотрение позволяет понять, как видит мир действующая администрация. Особенно если эта администрация активно переписывает старые стратегические документы. При этом очень важно внимание к деталям, а не к газетным «уткам».


Но — обо всем по порядку. Начнем с NPR — именно он вызвал бурю в стакане воды… то есть на телешоу на ЦТВ.


В бушевском обзоре 2002 года предусматривалось применение, в случае необходимости, ядерного оружия не только против Китая и России, но и Ирана, Ирака, Северной Кореи, Ливии и Сирии. Кроме того, предполагалась разработка новых боевых частей баллистических ракет разной дальности, в том числе так называемых «разрушителей бункеров». Тактические боеприпасы, напротив, рассматривались как бесперспективные (за редким исключением) — в основном потому, что именно такие «адские машинки» могли попасть в руки «неблагополучным государствам» и террористам, а также спровоцировать другие ядерные державы на разработки в этом направлении.


Барак Обама начал свое президентство с призыва к безъядерному миру. Его вдохновенная речь в Праге в апреле 2009 года произвела большое впечатление на мировых лидеров и экспертное сообщество. Обама, возможно, действительно тогда верил в то, что говорил, но реалистично мыслящие люди прекрасно понимали, что такое мир без ядерного оружия. В условиях превосходящей военной мощи США ни одна страна земного шара не могла бы рассчитывать на суверенитет и вежливый отказ от либерал-глобалистского мирового порядка без оружия сдерживания.


В обамовском NPR 2010-го все разработки новых ядерных боеприпасов были отвергнуты. США (которые вскоре заключили с Россией договор СНВ-3) решили не производить новых ракет и боеголовок, ограничившись «достаточным сдерживанием потенциальной агрессии» и техническим обслуживанием быстро устаревающего ядерного щита. Кроме того, Вашингтон отказался от применения атомного оружия против стран, которые им не обладали и соблюдали договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Стоит отметить, что это было сделано впервые за историю Соединенных Штатов.


Обама прекратил разработку и модернизацию тактического ядерного оружия (ТЯО). До сих пор доподлинно неизвестно, есть ли в распоряжении США те или иные образцы ОМП театра боевых действий, включая весьма экзотические — вроде носимых термоядерных «ранцев» для спецназа и морской пехоты и артиллеристских систем ближнего радиуса действия со смертоносной начинкой сверхмалой мощности. Но большинство военных экспертов утверждает, что по тактическим ядерным вооружениям Россия сегодня превосходит США и НАТО. Впрочем, Америка и не собиралась в 2000-х вести местную ядерную дуэль, а европейские страны полагались исключительно на стратегический «зонтик» Дяди Сэма.


Москва тем временем занималась серьезной модернизацией своих сил ядерного сдерживания (СЯС). Разумеется, это делалось в полном соответствии с соглашениями, заключенными с США и другими странами, — просто на место старых ржавеющих ракет приходили новые и более современные. Обама спохватился на своем втором сроке. Именно после 2012 года Россию начали обвинять в нарушении договора о ликвидации ракет малой и средней дальности (РСМД) 1987 года. Во второй половине 2010-х эти подозрения стали фактически официальной позицией Вашингтона — якобы, российские военные испытали наземный вариант «Калибра» (или сходной ракеты), а также скрыли от мирового сообщества реальные характеристики «Искандеров». Россия, в свою очередь, заявляла, что пусковые установки европейской ПРО абсолютно идентичны установкам для РСМД морского базирования.


Этот сам по себе опасный спор о ракетах средней и малой дальности попросту затмила фобия американцев перед стареющим (ржавеющим и проблемным) стратегическим потенциалом США. В немалой степени тому способствовал Голливуд и масс-медиа. Но они тогда не знали, что 45-м президентом США станет Трамп. Новая гонка вооружений готовилась под Хиллари Клинтон… на худой конец, под Марко Рубио, Джона Кейсика или Джеба Буша.


Дональд взглянул на ситуацию под новым углом. Ему не нравилась ни холодная война, ни обамовский подход к ядерной тематике (мол, это оружие само отомрет). Никто, конечно же, не знает, в каком состоянии находятся американские ракеты. Точно так же никто не знает, насколько решена проблема старения «щита Родины» у нас. Возможно, Трампа вводят в заблуждение. Вероятно, он даже допускает такую возможность. Но новые ракеты (как и стена на границе с Мексикой) — это прекрасная возможность подстегнуть экономику, создать рабочие места и потрафить своим избирателям. Не говоря уже о том, что в представлении 45-го президента США все должно быть современным, блестящим, с иголочки.


И вот теперь самое время поговорить об утечке черновиков нового «Ядерного обзора» в СМИ. Издание The Huffington Post приводитсканы отдельных фрагментов документа, который, якобы, сейчас обсуждается в Белом Доме и Вашингтоне. Давайте предположим, что это реальные черновики, а не фейк, и что объединенное командование штабов США действительно разрабатывает планы по модернизации американских СЯС.


Проблема в том, что в статье Huffington Post «безумные планы безумного Трампа» приводятся в косвенной речи, а сканы рабочего документа не производят того пугающего впечатления, которое либеральные СМИ — когда это они снова стали миротворцами? — пытаются оказать на общественность.


Вот цитата из скана: «В то время как Соединенные Штаты продолжали сокращать количественную и качественную составляющие своего ядерного щита, другие страны, включая Россию и Китай, делали ровно противоположное. Они добавили к своему арсеналу новые типы вооружений, увеличили их эффективность, переосмыслили их роль в своих стратегических планах и начали вести себя более агрессивно, включая возросшую активность в космосе и киберпространстве». Далее — исключительно про Иран и Северную Корею. А затем: «Сегодня мы столкнулись с беспрецедентными диапазоном и суперпозицией угроз, включая угрозы применения обычного, химического, биологического, ядерного, космического и кибероружия, а также действий негосударственных структур. Такое развитие событий привело к возникновению повышенной неопределенности и новым рискам».


И что здесь неправда, если заменить слово «агрессивно» на «так давно пора»? И, кстати, где же новая боеголовка пониженной мощности, которая будет применена против России? Huffington Post полагает, что доказательство тут: «Данная ядерная стратегия наряду с нашими обычными вооружениями и другими инструментами демонстрации силы прежде всего направлены на сохранения мира. Наша цель — убедить наших соперников в том, что применение ими ядерного оружия ничего им не даст. Напротив, они все потеряют. Этот подход ни в коей мере не понижает "ядерный порог”. Наоборот, порог повышается — мы убеждаем наших соперников в том, что даже ограниченное применение ядерного оружия обойдется им дороже, чем сдержанность».


То есть никакой-такой новой «волшебной» боеголовки нет, но есть нечто, что заставляет задуматься. Как известно, в военной доктрине России (у нас-то она есть) черным по белому записано, что в случае, если наше государство будет не в состоянии устранить внешнюю угрозу своему суверенитету с помощью обычных сил и средств, оно применит ядерное оружие. Подразумевается, что это будет ТЯО. Во всяком случае, так составлялись «легенды» целого ряда учений в 2000-х и 2010-х (правда, не в последние пять лет).


На Западе это называют «применением ядерного оружия для деэскалации конфликта». С натовской точки зрения наша доктрина предполагает, что при невозможности одержать победу обычными силами, мы применим ядерное оружие дабы уничтожить атакующие (или контратакующие) нас армии. То есть: началась заварушка, скажем, в Прибалтике (почему все думают, что нам туда надо?), доблестные силы НАТО стали нас теснить, и мы бьем по ним из «Искандеров» с ядерным боеприпасом.


Так вот. В «Ядерном обзоре» об этом не сказано (даже в сканах предполагаемых черновиков), но The Huffington Post подразумевает, что Трамп в таком случае тоже применит ядерное оружие. Издание предполагает, что это будет модернизированная ракета средней дальности подводного базирования (откуда эти сведения?) с малым зарядом. Проблема, однако, состоит в том, что пуск любой баллистической ракеты с субмарины в сторону России станет триггером судного дня, поскольку системы распознавания запусков «не знают», уменьшенный там заряд или обычный. И не говорите мне, что Джеймс (хоть и по прозвищу «бешеный пес») Мэттис этого не понимает.


Некоторые западные аналитики продолжают говорить о том, что модернизированный Trident с зарядом малой мощности (или еще какое-нибудь волшебное оружие) может демонтировать российскую военную доктрину, основанную в первую голову на ядерном сдерживании. Возможно, в этом и есть какой-то смысл. Правда, исключительно пропагандистский. Как только Россия будет вынуждена прибегнуть к ТЯО, выход у НАТО будет очень прост — или отступить, или развязать Армагеддон. Так что стратегически ничего не меняется. А вот модернизация американских СЯС почти наверняка будет запущена, если ее финансирование не блокируют конгрессмены-демократы.


Ну и об оборонной стратегии (NDS). В ее тексте нет ничего нового по сравнению с трамповской NSS. Россия и Китай — главные геополитические конкуренты. Скажем жестче — противники (adversaries). Но не враги (foes), как это формулировал в 2012-м Митт Ромни. Вся трамповская Стратегия в области нацбезопасности (а чего вы еще ждали?) пронизана духом состязания наций. В NSS сделан серьезный упор на международное экономическое соревнование, и это, пожалуй, главное в том новом мире, который, несмотря на усилия американских либеральных оппозиционеров, стал реальностью после избрания Большого Дональда.


Пентагону экономикой заниматься не по рангу (если только речь не идет о распиле очередных сотен миллиардов из бюджета). Военное ведомство США обязано идти в фарватере «лидера свободного мира», но по-своему. Если Россия и Китай — конкуренты, значит конкуренты и в военно-стратегической сфере. Их надо сдерживать, противопоставлять их вооружениям и тактикам свои наработки и вообще делать все, что положено военным. В частности, стращать публику русской (вариант — американской) угрозой, а между собой — с одобрения верховных главнокомандующих — взаимодействовать. Ну а что — самоубийц-то среди высокопоставленного генералитета нет…


Это не значит, что ничего не изменилось. Напротив! Тон очень даже изменился. В бушевской оборонной стратегии образца 2008 года написано:«Мы будем всячески стараться закрепить роль России и Китая в качестве соинвесторов системы <выделено мной — Д.Д.>. Точно так же мы привлечем Индию…» и т.д. Такая глобалистская идиллия… Напомню, это не Обама, это Буш-младший, причем на излете своего президентства, накануне юго-осетинского конфликта.


Сегодня все иначе. Все честнее и яснее. Нет больше никакой «системы». Есть соперничество. Никаких больше иллюзий в стиле Давоса. Каждый сам за себя. Включая европейских союзников по НАТО, которым в документе трижды предложено подумать о «честном вкладе в общую безопасность», а также вполне реалистичное заявление (повторяющее NSS):«Хотя мы и дальше будем безо всяких стеснений представлять американские ценности и веру в демократию, мы не станем более где-либо насаждать наш образ жизни силой».


Ну вот и славно. Вот и давайте посоревнуемся. Кто вам сказал, что Трамп — это новая глобальная дружба или новая вражда? Трамп — это соревнование, конкуренция и национальное строительство.


Этот рыжий тут за этим. А не за тем, чтобы вы думали о новой боеголовке…


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter