Облик грядущего: сельское хозяйство

Давным-давно – а точнее, в январе этого года – я написал цикл статей о будущем. Обрывался он вот на этой статье, в конце которой я анонсировал следующую. Увы, человек предполагает, а Бог располагает. Однако о своём обещании я помнил – и намеревался всё как-нибудь продолжить тему.

 

Теперь я его исполняю.

 

В предыдущих сериях мы выяснили, что новый технологический уклад, предвестия которого мы видим на Западе, будет опираться на три опоры. Первая – электричество как «всеобщая энергия»: везде будут использоваться только электромоторы, а бензин и прочие энергоносители будут оттеснены в области, далёкие от повседневной жизни. Вторая – переход к полной автоматизации всех технологических процессов. Что означает роботизацию (причины изложены здесь). Третья – окончательный отход от понятия «наличности» и внедрение электронных денег. Об этом мы поговорим сейчас. Пока же заметим, что все эти слоны будут стоять на черепахе, называемой «big data». То есть набором средств, позволяющих исследовать массивы данных, тысячекратно и миллионнократно превосходящих возможности человеческого мозга. Собственно, это главное.

 

Впрочем, начнём всё-таки с начала.

 

В настоящий момент производительные силы западного общества (воспользуемся марксистским жаргоном) возросли настолько, что целый ряд вещей, некогда очень ценных, обесцениваются. Например, «средства к жизни». Еда, производство которой было когда-то главным занятием человечества, будет производиться в практически неограниченных количествах с минимальной затратой сил. Задача «накормить весь мир», казавшаяся практически недостижимой, для детей и внуков американцев и европейцев не будет значить ничего.

 

Причём достигнуто это будет совсем не так, как представляли раньше. Не будет никаких огромных полей с кустистой пшеницей, морских китовых ферм, а также огромных химических заводов, выпускающих искусственных жир и маргарин. Всё будет вполне естественным. Во всяком случае, по составу.

Чтобы потом не отвлекаться на эту тему, опишем вкратце перспективы.

 

Сельское хозяйство будущего будет развиваться в двух направлениях – точное земледелие (precision agriculture) и искусственное взращивание мяса (cultured meat). Как крайний случай первого будут развиваться «вертикальные фермы» и прочая гидропоника.

 

Начнём с точного земледелия. Речь идёт о том, чтобы использовать каждый комок земли и каждый квадратный сантиметр почвы оптимальным образом. Для этого землю придётся буквально нашпиговать разнообразными датчиками, которые будут замерять температуру, химический состав и т.п. Далее, нужны роботы, которые будут не швырять зерно в борозду, а буквально каждое зёрнышко укладывать точно в нужное место на нужную глубину, чтобы вырос колос или куст. Агроботы будут делать и всё остальное – полоть, поливать, удобрять, собирать урожай. При этом они будут это делать не хуже, а существенно лучше человека. Летающие агродроны будут контролировать состояние посевов и принимать нужные меры в случае излишнего увлажнения или засухи. Вся эта техника будет объединена в «рой», сообщающийся между собой и завязанный на дата-центр, где вся информация будет анализироваться.

 

Подобный уровень работы с землёй сейчас достигнут разве что на старых европейских виноградниках, владельцы которых собирали данные на протяжении поколений. Теперь это может быть достигнуто за несколько лет. В результате то, что было продуктом премиум-класса, станет чем-то доступным, а потом уже и нормой.

 

Это о растениях. Прорыв в производстве мяса будет произведён с другой стороны – а именно, его можно ожидать от искусственного выращивания мышц, органов и целых животных in vitro.

 

Сейчас задача изготовления искусственного мяса решена – и в теории, и на практике. Уже приготовлены и съедены первые гамбургеры, его содержащие. Пока что соответствующие технологии очень дороги и не очень совершенны. Например, искусственная мышечная ткань не содержит жира. Однако принципиальных проблем на этом пути нет. Возможно также выращивание отдельных органов. Высказывание Черчилля о том, что глупо резать целую курицу ради пары крылышек станет руководством к действию: крылышки и в самом деле начнут выращивать отдельно от курицы, на ленте конвейера.

 

Существенным моментом во всём этом является то, что животноводство, в отличие от земледелия – занятие довольно грязное, негуманное, и к тому же требующее больших масштабов, чтобы быть эффективным. Если же стейки будут производиться как микросхемы, это позволит принципиально изменить сам характер производства мяса. Которое из «торжества первобытной дикости» (вырастили корову, зарезали, ободрали, съели – как тысячи лет назад) превратится в высокотехнологичный продукт наподобие всё тех же микросхем.

 

Что интересно, обе технологии – точное земледелие и мясо из пробирки – предполагают один и тот же дополнительный бонус: возможность проводить очень быструю селекцию. Если качество каждого зёрнышка и каждого кусочка искусственной плоти будет контролироваться, то можно будет, не прибегая к генетическим манипуляциям, быстро отбирать нужные образцы и выдавать продукт с точно рассчитанными характеристиками.

Кстати, о генетических манипуляциях. По большому счёту, генно-модицицированные растения нужны в первую очередь для уменьшения вреда от паразитов, а также повышая устойчивость с гебрицидам. Однако точное земледелие способно решить эту проблему, борясь с самими паразитами нехимическими методами. Тепличные хозяйства и вертикальные фермы могут быть защищены от такого рода угроз гораздо лучше, чем «привольно раскинувшиеся поля».

 

Кстати об этом. Вертикальные фермы – то есть многоэтажные теплицы, использующие, как правило, искусственное освещение – тоже являются важным фактором интенсификации сельского хозяйства. Их достоинство – не только малая площадь земной поверхности, которую они занимают, но и абсолютный контроль над средой. Здесь идею точного земледелия можно довести до совершенства.

 

К чему всё это приведёт? К тому, что цивилизованный мир сможет кормить себя всем чем угодно (даже кофе и шоколадом собственного производства, если возникнет такая необходимость), тратя на это не слишком много действительно ценных ресурсов. Например, поверхности земли. Которую можно будет покрыть небольшими суперкомфортными поселениями, где всё необходимое производится внутри них же – что, в свою очередь, уменьшит транспортные расходы и сократит нужду в них. В каком-то смысле это будет возвращением к натуральному хозяйству, только на принципиально новом уровне.

 

При этом, разумеется, традиционное сельское хозяйство не сойдёт на нет. Оно сохранится, только его масштабы уменьшатся. Западный человек середины или конца века может развлекаться, выводя свою породу лошадей (не исключено, что лошадь снова станет популярным видом транспорта – там, где не нужна скорость) или охотничьих собак, или разводя овец для собственного стола. Почему бы и нет? Это традиционные удовольствия людей, живущих на природе. С той важной поправкой, что такая жизнь не будет стоить почти ничего – о чём мы поговорим позже.

Разумеется, всё это касается только развитых стран. Остальным придётся не просто плохо, а очень плохо.

 

В настоящее время население Земли составляет 7,2 миллиарда человек. По всем прогнозам, к середине века численность человеческой популяции вырастет до 9 миллиардов. Основными источниками демографического роста станут Индия, Нигерия и прочие бедные страны. На создание сельскохозяйственной техносферы у них просто не будет средств. Вероятнее всего, им придётся кормить себя по старинке, но с одним условием: полной зависимостью от цивилизованного мира по части «исходных материалов» для с/х-производства. То есть посевного зерна, племенных животных и т.п. 

 

Впрочем, не будем развивать эту тему – будет грустно. Подумаем лучше вот о чём. Как в этом новом обществе будут жить люди?

 

В следующей статье мы это и обсудим.

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter