Эхо шизы

Нечто странное и жуткое происходит в российской столице: неизвестный с ножом проникает в редакцию радиостанции «Эхо Москвы» и перерезает горло молодой журналистке Татьяне Фельгенгауэр. К счастью, женщину удалось спасти.


Очень быстро, через каких-то полчаса, неизвестный становится известным. Даже, можно сказать, знаменитым. Злодеем оказался, вопреки чаянию многих, не бородатый русский фашист и не бородатый исламский террорист, а Борис Гриц, уроженец г. Сухуми, житель г. Беэр-Шева, гражданин Израиля. Знакомство с его блогом не оставляет сомнений: перед нами сумасшедший, маньяк, безумец классического образца.


В основном Борис Гриц пишет о своих проблемах с работой. Он пытался устроиться учителем физики, программистом, охранником, кладовщиком, сиделкой. Не берут или быстро выгоняют. Он собирался судиться с родным израильским государством из-за нарушения своего права на труд. А пока суд да дело, то есть безделье, писал тексты политического или более общего, философского плана. В частности, про «сирийскую авантюру Путина», про Трампа и Клинтон, про отважных российских дальнобойщиков, вообще про то, как нам обустроить страну – разумеется, не Израиль, а Россию.


Во всем этом нет ничего странного, типичный блог русскоязычного эмигранта. Но как только заходит речь о Татьяне Фельгенгауэр…. Помнится, один из персонажей поэмы «Москва – Петушки» помешался на Ольге Эрдели, прославленной советской арфистке. А вот Борис Гриц помешался на Татьяне Фельгенгауэр. Неясно, как его так угораздило. Еще было бы понятно, если бы на Юлии Латыниной. Но Татьяна Фельгенгауэр – вовсе не культовая фигура. И вот однако же:


«То, что сейчас происходит – это сексуальное домогательство. Пользуясь тем, что заблокировать телепатический контакт сложнее, чем физический, Татьяна Фельгенгауэр непрерывно преследует меня, утром, днем, ночью. Это продолжается уже пару недель. На все мои попытки остановить это преследование Татьяна не обращает внимания».


Далее в этой записи от 14 сентября Гриц пишет: «Через несколько недель я приезжаю в Москву и, если это не прекратится, последствия могут быть очень неприятными».


Заметим, что угроза была заявлена, и если бы не легкомысленное отношение то ли самой жертвы, то ли ее начальства, ориентировку на человека по имени «Борис Гриц» получила бы не только охрана здания, но и пограничная служба.


Это происшествие так и потонуло бы в криминальной хронике большого города, однако за те злосчастные полчаса, которые ушли на установление личности нападавшего, коллеги Татьяны Фельгенгауэр, журналисты прогрессивного толка, успели усмотреть в нападении политические мотивы и возложить вину на пресловутую «атмосферу ненависти». Во всем, мол, виноват телеканал «Россия-24» со своим сюжетом «Эхо Госдепа», где в том числе была упомянута и г-жа Фельгенгауэр – причем настолько вскользь, что братская «Медуза» даже не упомянула о факте этого упоминания, чем изрядно расстроила «попавшую под лошадь» Татьяну.


Более того, когда факты разъяснились и перестали совмещаться с этой версией, запустившие ее люди не поперхнулись и не поморщились. Телега про «атмосферу ненависти» продолжала катиться по информационному полю. Пренебрежение фактами, нежелание признавать свои ошибки уже наводит на некоторые размышления. Но ведь есть еще и стилистика – неподражаемая стилистика «людей с хорошими лицами».


Вот пишет в своем блоге Тихон Дзядко: «Среди слушателей Эха много психов. Если им долдонить по телику, что Эхо – враг, то они берут нож. Говнюки с ВГТРК, ответственность на вас».


Вот Сергей Пархоменко: «Хотелось бы спросить у ублюдков с России-24, довольны ли они эффектом, который произвело их двухсерийное расследование подрывной деятельности «Эха Госдепа»?


Вот Александр «Саша» Сотник: «Мужику разорвало флягу от новостного передоза, который активно обеспечивают все эти соловьевы-пушковы-киселевы и прочая останкинская шелупонь».


А вот подключается психиатр-карикатурист Андрей Бильжо: «Ощущение, что симулирует. Говорит заученный текст. Читал старые учебники по психиатрии».


Безапелляционность суждений. Искаженные понятия о причинно-следственных связях. Патологическое недержание оскорбительной лексики. Вера в заговор, в то, что все подстроено – например, в то, что душевно здоровый человек будет симулировать диагноз ради убийства никому доселе не сдавшейся журналистки. Я, конечно, не психиатр, но в бытовом общении меня бы эти детали сильно насторожили. Скажу больше: эти люди кажутся мне столь же ненормальными, как и Борис Гриц. Или – притворяются таковыми.


Кстати, в блоге злоумышленника нет ни единого упоминания о просмотре российского ТВ. Зато мы точно знаем, что он слушал «Эхо Москвы», ибо как иначе он узнал бы о существовании Татьяны Фельгенгауэр? Слушал, слушал, и свихнулся от этого прослушивания – примерно как гоголевский Поприщин свихнулся от чтения «Северной пчелы».


И в самом деле, процент психов в аудитории «Эха Москвы» очень велик, тут Тихон Дзядко не соврал. Достаточно заглянуть в комментарии к материалам на сайте радиостанции, чтобы погрузиться в липкое невежественное шизоидное гавканье.


Конечно, журналисты ВГТРК переборщили с «Эхом Госдепа». Уже не одно десятилетие радиостанция ведет работу настолько специфическую, что к целям и задачам Госдепа ее свести невозможно. «Эхо Москвы» духовно прикармливает слушателей с задатками невменяемости и эти задатки шлифует – так сказать, доводит их безумие до ума.


Для чего это делается, по чьему заданию выращивается армия брызжущих слюной клонов? Человек, устроенный наподобие образцового слушателя «Эха», указал бы на ФСБ. Если взять чуть более здравую ноту, то можно подумать о рептилоидах или Ктулху. А душевно здоровому человеку в этих раскладах и вовсе делать нечего, можно запутаться во всех этих заговорах и тайных пружинах.


Продукт, однако, налицо: пропаганда безумия как информационная политика. Жить в стране и ненавидеть ее народ, ее историю и ценности – это разве не безумие? Исходить желчью ежегодно ближе к 9 мая и снисходительно смотреть на фигуры Власова и Бандеры – не безумие? Разве не безумие - пройти мимо одесской трагедии 2 мая 2014 года, мимо крови и слез детей Донбасса, и устраивать истерику по поводу игрушечных бед какого-нибудь Навального?


То есть, основной компонент для «атмосферы ненависти», ядовитый газ русофобии, выделяет именно «Эхо Москвы». Шаг за шагом в сознании слушателя реальность заменяется ее искаженным образом. Наконец, монстр приходит к создателю, чтобы поквитаться за свое уродство. А создателем… оказывается молодая симпатичная женщина, которая, конечно, ничего такого не хотела, а хотела спасать котиков и печь вкусные сырники.


Спрашивать о том, послужит ли произошедшее уроком для сотрудников «Эха», бессмысленно даже в качестве риторического вопроса. Увы, борьба с конкурентами на информационном рынке оказалась важнее жизни и здоровья коллег. А значит, поприщины XXI века, символом которых стал Борис Гриц, еще могут проявить себя.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter