Мусорное обострение

Просека, по которой мы шли, то выглядела как дорога, то глубоким шрамом врезалась в землю как будто тракторист, прошедший по ней плугом, пытался не от пожара лес защитить, а разрезать его на две части. Робкая зелень и маленькие деревца робко затягивали ржаво-красную рану.

- А тут ездят, сказал я своей спутнице взявшейся проводить меня до места назначения, - и часто. Действительно, по обоим краям оврага шли отчетливые следы от колес. А через несколько десятков метров обнаружилось новое, зримое присутствие человека – большая куча мусора и не одна.

- Смотрю, местность понемногу уже осваивают? – с легкой иронией поинтересовался я. В ответ она лишь грустно улыбнулась, - С дороги ведь не видно, а в лесу, кто тут искать будет.

12 минут ходу и мы у цели. Покосившиеся столбы с натянутой между ними колючей проволокой, за вдоль них лесная дорога - граница полигона. Место, ставшее причиной настоящего трансграничного конфликта. Остановились. В осеннем лесу повисла звенящая тишина.

Вряд ли здешние старожилы припомнят что-то подобное. Весь август и сентябрь вдоль административной границы Киржачского района Владимирской и Московской областей было неспокойно. На стихийных митингах, где собрались жители всех окрестных сел и дачники, звучали угрозы перекрыть федеральную трассу. И люди не шутили. Не обошлось без вторжения соседей, во главе лихого казачьего отряда поддержать народный сход из Московской области явился глава Фрянино Дмитрий Людвигович Васин. Народный протест возымел результат, публичные слушания были сорваны, а глава Филипповского, где он должен был проходить, оказался под угрозой отставки. Чем не торжество народной демократии?

Причина народных волнений банальна – мусор. Москва не только втягивает в себя лучших людей страны, но и выбрасывает за свои пределы тысячи тонн самого разного хлама, разлагающегося по пролескам всего подмосковья. Как в России выглядят мусорные полигоны все прекрасно осведомлены, даже кто их в живую и не видел: огромные терриконы бытовых отходов, крысы и стаи птиц. Вряд ли кому захочется терпеть подобное соседство. А особенно тем дачникам, кто бежит на древние земли Владимиро-Суздальской Руси от московской суеты и смога.

Вот и восстали местные жители против планов строительства. Но вот чего? На этот вопрос каждый отвечает по-своему. Кто-то говорит, что тут будет обычный полигон, где будет годами копиться мусор, отравляющий землю и воду вокруг; кто-то доказывал, что завод будет мусоросжигательный; иные утверждали, что сюда повезут «последствия московской реновации»; была даже версия, что вначале здесь выроют песчаные карьеры, а потом в них захоронят мусор (никого ведь не волнует, что подобная практика запрещена законом), а кто-то что-то слышал про завод мусоросортировочный. Но все сходились в одном: что чтобы тут не построили, результат будет один - земля безвозвратно погибнет под грудами московского мусора. А то что власти пытаются убедить их в обратном, да кто им, властям, верит?

Глава Фрянино Дмитрий Васин, в целом, разделяет общие опасения.

- Понимаете, мы находимся на границе Московской области, здесь сохранилась еще дикая природа… Отсюда питается водой Ногинск, Черноголовка, Щелково, весь край. Водозабор весь здесь, большое количество родников, два святых источника, наши реки, Мелёжа, впадающая в Клязьму. Даже если они там будут строить завод, то какую-то часть отходов они будут захоранивать, а значит, все это неизбежно попадет в водозабор.

Тут можно было бы упрекнуть местные власти, что они должным образом не проинформировали население, что породило массу слухов и домыслов, но проблема в том, что и они до конца этого не понимают. Не строилось раньше в регионе подобных объектов. Глава Киржачского района Михаил Горин так же хотел бы подробно ознакомиться с проектом, уже получившим одобрение на региональном уровне.

Горин подчеркнул, что прежде чем о чем-то говорить необходимо провести все необходимые геологические и геодезические изыскания и пройти экологическую экспертизу. Само по себе первоначальное одобрение мало что дает. Протесты жителей Филипповского глава объясняет прежде всего отсутствием полной информации, что в свою очередь породило слухи и домыслы. В том числе и о мусоре с Москвы.

- Ввозить мусор с московской области к нам нельзя, - подчеркнул Горин.

И это действительно так. Некоторое время назад полигон ТБО в Храпках (поселке, расположенном в нескольких километрах от Филипповского и почему-то никому особо не мешающий) начал незаконно принимать мусор с Московской области, в результате директор лишился должности, а в перспективе он может обзавестись и уголовным делом.

Теперь мусор с Москвы до полигона не доезжает, либо доезжает, но с промежуточной разгрузкой в лесополосах. Стало ли от этого кому-то лучше? - непонятно.

Вторая проблема, обозначенная главой Киржачского района, многочисленные СНТ, председатели которых не торопятся заключать договора на вывоз мусора, а решают этот вопрос самостоятельно. Как решают, примерно тоже понятно.

Заместитель директора департамента природопользования и охраны окружающей среды Татьяна Клименко отметила, что на сегодняшний день проект строительства мусоросортировочного комплекса прошел лишь предварительное обсуждение. Потому говорить о каком-то скором его старте не стоит. Пока нет ни экспертиз, ни самого готового проекта, а, следовательно, все, что сейчас вокруг происходит, лишь разговоры.

Тем не менее, регион остро нуждается в строительстве подобного комплекса. В соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. N 486-ФЗ и ФЗ 89 «об отходах производства и потребления» с 01 января 2019 года запрещено захоронение отходов без предварительной сортировки. К этой дате регион должен частично внедрить раздельный сбор мусора, а то, что жители не отсортировали должно поступать на мусоросортировочный комплекс, на котором из общего объема будут выделяться полезные фракции, а именно: лом черных и цветных металлов, ртутьсодержащие материалы, бумага и картон, автомобильные шины и покрышки, пластик, стекло, электронное оборудование.

То что останется должно спрессовываться, и вывозиться для захоронения на один из действующих полигонов вне Киржачского района. Аналогичный комплекс был построен в 2016 году в Костроме.

Значит ли это, что опасения жителей напрасны? Разумеется, нет. Но сейчас ситуация фактически зашла в тупик. С одной стороны региональные власти оказались зажатыми в очень узкие рамки между позицией жителей выражаемой словами: «ни пяди земли», а с другой действующим законодательством, запрещающим столь варварское отношение к природе.

Можно быть полностью на стороне народного протеста. Но если не строить этот комплекс, решатся ли стоящие перед людьми проблемы? Сохранит ли это их леса от незаконных свалок, а воды от отравления? – разумеется, нет. А значит нужно думать, как эту проблему решить, пытаться найти общий язык и договориться. Леса должны быть очищены от мусора, а сам мусор отсортирован и полностью утилизирован.

Контроль со стороны общественности вещь дисциплинирующая, причем как для чиновников, так и для компании-инвестора. При таком пристальном внимании и экспертизы должны быть качественными и сам проект идеально проработан и безопасен для окружающей среды. В противном случае реализация его будет попросту невозможна.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter