Донецкий вызов

Руководитель ДНР Александр Захарченко выступил за введение смертной казни в отношении коррупционеров. Звучит весьма радикально. В-общем, что у многих украинцев и россиян в голове, у Захарченко на языке.


Глава Донецкой народной республики усвоил многие основы политтехнологий и успешно их использует. Например, двумя неделями ранее информационное пространство всего мира сотрясла новость о запуске проекта «Малороссия», от которого открестились в ЛНР и о приостановке которого позже заговорил сам Захарченко. В течение нескольких дней новость комментировали президенты, министры и главы внешнеполитических ведомств США, Франции, ФРГ и Украины. Теперь журналисты будут обсуждать, хотя и не так активно, новую меру, которую пообещал своим гражданам «батька» Захарченко.


В целом, высказывания бывшего руководителя харьковского «Оплота» падают на удобренную почву. Так, проблема коррупции признаётся основной и для Украины, и для РФ. В последнем рейтинге восприятия коррупции, составленным международной неправительственной организацией «Transparency International», Россия и Украина находятся на 134 и 135 местах среди 177 стран. Это весьма плохие позиции, которые болезненно воспринимаются властями, политиками и экспертами обеих стран.


Но умеренными политиками и бизнесменами это может рассматриваться как ходьба по лезвию ножа. Все знают, что и на Украине, и в России смертная казнь отсутствует. Но в 12 странах мира она всё-таки предусмотрена – за коррупционные преступления. Это Иран, Южная Корея, Северная Корея, Саудовская Аравия, Гана, Нигерия, Сомали, Южный Судан, Таиланд, Ирак, Сингапур и Вьетнам. Как вы заметили, в списке нет Китая – там смертная казнь за коррупционные преступления отменена ещё в 2011 году. Ради справедливости стоит сказать, что после отмены позиции Китая в международных рейтингах не ухудшились, а сами китайцы признают, что уровень коррупции продолжает падать. Есть ещё несколько стран, где смертная казнь предусмотрена за ряд преступлений насильственного характера, в число которых коррупция, естественно, не входит.


Захарченко продолжает зарисовку будущего Украины в версии «без Майдана». Вероятно, в нем будет присутствовать смертная казнь и это не нравится либерально настроенным элементам. Хотя, судя по тому, что в самой ДНР такое наказание до сих пор не предусмотрено, идёт игра на потеху публике. Но, тем не менее – сложись обстоятельства, Захарченко без промедлений введёт весьма жесткие меры. Уставшим от анархии украинцам это не может не нравиться. Они видят абсурдные запреты, но настоящей воли к восстановлению порядка – как в экономике, так и  в управлении тем, что осталось от государства, не особо заметно. Естественно, рост симпатий к Захарченко среди них – объективный процесс.


Кстати, можно даже предугадать дальнейшие заявления «вождя» ДНР. Касаться они будут социальных гарантий и восстановления промышленности. Он весьма самостоятелен и порой шокирует не только украинскую, но и российскую стороны.


Взять хотя бы стартовавшую в феврале гуманитарную программу «по воссоединению Донбасса», которую ранее никто не ожидал. Несмотря на довольно скромный бюджет, люди на Украине интересуется ей. Заработал проект «мобильно-диагностического центра», а в начале июля 650 украинцев посетили музыкальный фестиваль «Лава фест». Естественно, что всё это вызывает бешенство и гнев официального Киева, который ужесточает полицейские меры в приграничных с Донбассом областях и отказывается прекращать боевые действия.


И ещё одно наблюдение. Становятся ясны причины страха Киева перед возможным исполнением Минска-2. Ведь после изменений в Конституции Захарченко и другим деятелям ДНР и ЛНР будет позволено участвовать в украинской политике, и зарабатывать очки на выборах, тесня как само украинское руководство, так и его «противников» в лице Бойко и Рабиновича.


Такую конкуренцию на Украине никто не позволит.


Посему – претворению в жизнь Минска-2 не бывать.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter