«Радиошхуна» против вражеского радара

Еще в конце 2016 года американский журнал Nation Interest порадовал публику статьей Кайла Мизоками, тему которой можно отнести к известным детским вопросам: "Кто сильнее - слон или крокодил?". В должности слона на сей раз был российский ТАРК "Петр Великий" (проект 1144), а в роли крокодила - новейший американский эсминец DDG-1000 Zumwalt.


Мизоками проделал интересное сравнение и пришел к несколько нестандартному для американской военной мысли выводу. "Петр Великий" превосходно вооружен и способен достать супостата ПКР "Гранит" за 500 км. Но в малозаметный на радаре американский эсминец очень трудно попасть; как утверждает Мизоками, корабль водоизмещением 14 тысяч тонн, в силу stealth-tech отображается на экране радара как небольшой рыболовное судно. Трудно будет взять отраженный радиолокационный сигнал и ГСН ПКР "Гранит". Но при этом Zumwalt весьма слабо вооружен: 155-мм орудиями и крылатыми ракетами Tomahawk, не считая оборонительного оружия. От Томагавков" российский ТАРК отобьется, тогда как потопить мощный корабль водоизмещением в 25,8 тысяч тонн снарядами 155-мм орудий крайне затруднительно. Потому Мизоками делает вывод, что в морском бою два корабля не обладают решающим превосходством друг над другом.


Если так, то исход гипотетического морского сражения ТАРК "Петр Великий" с эсминцем Zumwalt решит или случайность, или действия эскортных кораблей, или же бой перейдет в артиллерийскую дуэль на дистанции практический прямой видимости.


Американский подход к радиолокационной маскировке


Однако, эта тема поднимается вовсе не для того, чтобы в очередной раз плюнуть в новейший американский корабль, видимо, действительно не столь удачный, чем о нем было принято думать. Речь пойдет о радиолокационной маскировке на море, то есть об одном и важнейших факторов ведения современной войны на море. Поскольку все современные военные корабли оснащены самыми разнообразными радарами, то остро встал вопрос о защите кораблей от радиолокационного обнаружения. Вопрос этот не новый, он был актуален еще для немецких подводников времен Второй мировой, но до сего дня он убедительного разрешения не нашел.


В США значимость этой проблемы понимали и к настоящему дню разработали свой подход к ее решению.


Эсминец Zumwalt - это апофеоз технологий радиолокационной малозаметности на море. Специально спроектированный и построенный корабль, в котором в жертву малозаметности была принесена огневая мощь. В силу чего корабль получится очень узкоспециализированным и предзначенным для атаки главным образом наземных целей, то есть, по сути дела, этот эсминец выступает в роли рейдера. Также, вероятно, пожертвовали и живучестью, поскольку часть надстроек эсминца построена из дерева: бальсы и пробкового дерева — материала горючего, невзирая на всю опасность пожара на кораблей.


По всей видимости, сделать нечто такого же водоизмещения, только еще менее заметное на море в радиолокационном диапазоне просто технически невозможно.


Низкая радиолокационная заметность эсминца Zumwalt не раз становилась предметом насмешек. Мол, к чему такие траты, если корабль и так себя демаскирует работой своих радаров. Действительно, активный радар может быть легко обнаружен поисковым радиолокационным приемником, может быть определено направление на источник сигнала, частота и параметры импульсов, то есть радар может быть идентифицирован. В принципе, радар можно и поразить ракетой с ГСН по радиолучу, как на противорадиолокационных ракетах. В благословенные времена Холодной войны в советском арсенале была такая монструозная ракета КСР-2 (на базе ПКР КС-1, которая при массе 2,7 тонны имела боевую часть 850 кг взрывчатого вещества или ядерную головную мощность мощность до 1 Мт), наводившаяся по радиолучу радара. Хотя именно этот тип ракеты не отличался эффективностью, тем не менее, сама возможность наведения ракеты по лучу радара всегда остается, и вполне можно разработать такие ГСН к существующим ПКР. Если на ТАРК "Петр Великий" появятся "Граниты" с ГСН по радиолучу, то тогда, вполне возможно поражение американского противника.


Но все же, саму по себе идею малой радиолокационной заметности не стоит сбрасывать со счетов. В реальных условиях боя на радарах будет много отметок от надводных и воздушных объектов, своих, чужих и нейтральных, а также отметки на радаре дают различные природные объекты: скалы, песчаные банки, острова. Не будем забывать и про РЭБ, и про постановку радиолокационных помех. ТАРК "Петр Великий" из-за своих надстроек виден на экране радара большой и яркой отметкой, не оставляющей сомнений в том, что это главная цель. Эсминец Zumwalt же со своей малозаметностью может потеряться среди многих отметок не вполне ясного происхождения, и тогда пуск ПКР может поразить второстепенный корабль или вообще дать промах.


Наличие радара также мало что дает. Радары имеют все военные корабли, в том числе и радары со схожими импульсами. Найти главные цели в ордере малозаметных в радиолокационном диапазоне кораблей, оснащенных схожими по характеристикам радарами, явно будет непросто, и не раз будет случаться, что противокорабельная ракета вместо эсминца Zumwalt потопила какой-нибудь корвет или фрегат, то есть цель второстепенную. Итак, суть снижения радиолокационной заметности состоит в том, чтобы создать условия, при которых противник может спутать главную цель со второстепенной или вообще с ложной отметкой.


Хотя Zumwalt получился неказистым, тем не менее, он довольно наглядно показывает, что можно при желании создать корабли основных классов с резко сниженной радиолокационной заметностью. Создание малозаметных на радаре соединений кораблей позволяет ввести новую тактику морского боя — атакующие группы, нападающие на вражеские корабли или береговые объекты под прикрытием искусственных или природных радиолокационных помех. В ситуации, когда им хорошо видны цели, а противнику они сами трудноразличимы на фоне помех, эти группы должны очистить акваторию для авианосцев и тем самым создать предпосылки для успешной десантной операции на вражеский берег. Думается, что такие мысли командование ВМФ США и вынашивает, недаром Zumwalt больше всего пригоден в качестве рейдера.


Возможный ответ: "радиошхуна"


Хорошо, а какой может быть ответ на это американское военно-морское новшество? Первое, что многим придет в голову, так это подвернуть штаны и броситься догонять американцев в проектировании и строительстве стелс-флота. В принципе, в новых проектах для ВМФ России уже отчетливо видно влияние этих веяний, хотя на перестройку всего флота речи не идет.


Однако, такой ответ вряд ли может быть хорошим. Это не только дорого, но и не слишком целесообразно. Во-первых, пример американского эсминца показывает, что оружие, вооружение и и защита военного корабля должны быть сбалансированными, и что увлечение каким-то одним качеством ведет к ущемлению других качеств. Zumwalt определенно имеет ощутимо пониженную живучесть, особенно в случае пожара в надстройке. Более низкая живучесть военного корабля - это одновременно уязвимость, в силу чего поразить корабль и нанести ему тяжелые повреждения могут самые разные виды морского оружия. АК-130 с ТАРК "Петр Великий" подойдет. Если корабли сойдутся в артиллерийской дуэли, то ее исход может быть за российским кораблем.


Во-вторых, есть способ радиомаскировки лучше, дешевле и эффективнее (при условии творческого применения), чем американский.

В США стараются спрятать важный корабль среди других отметок на радаре. Ответный подход может состоять в том, чтобы добавить на радар противника побольше ярких отметок, чтобы найти среди них важный корабль стало труднее. Цель одна - средства разные.


Для реализации этого способа требуется специальное плавсредство, которое можно условно назвать "радиошхуной". Это должен быть сравнительно небольшой, но с хорошим ходом корабль, с развитыми надстройками и рангоутом, которые выполняют функции отражателей радиолуча. Для этого в надстройке и на рангоуте корабля монтируются панели, набранные из уголковых отражателей, или отражатели другого типа. Добавив к ним излучатели, имитирующие работу различных радаров, можно получить практически точный радиолокационный "двойник" военного корабля.


Условие название этого типа кораблей происходит от идеи, что в самом деле может быть шхуна или крупная яхта, увешанная отражателями. Но в принципе, их можно оборудовать из корветов или фрегатов, в особенности устаревших и непригодных для перевооружения современным оружием. Что лучше - импровизация или корабль специального проекта, стоит решить в ходе более детальной проработки проекта.


Появление в море эскадры, в которой реальные корабли имеют своих радиолокационных двойников, создаст противнику немалые трудности в определении, какой корабль настоящий, а какой — нет. Ни AWACS, ни корабельные радары не смогут с этой задачей справиться, и для уверенного опознавания целей надо подходить на расстояние прямой видимости, то есть на 20-25 миль. Аналогичные проблемы «радиошхуна» создает и для радиолокационных ГСН противокорабельных ракет.


Тактическое применение "радиошхуны" может быть различным. Например, можно прикрыть крупный корабль "радиошхуной" с того направления, откуда идет излучение вражеских радаров. В бою их цель - вызвать огонь на себя, используя хорошую радиолокационную заметность и сходство с отметками реальных боевых кораблей.


Также могут быть и другие тактические приемы. С помощью таких кораблей можно преувеличивать силы какой-либо эскадры. На радаре будет отображаться два судна типа ТАРК, вместо реального одного; этого может быть достаточно, чтобы американские флотоводцы пересмотрели свои шансы на победу в предстоящем сражении. "Радиошхуны" различных типов могут имитировать разделение сил эскадры и привлечь внимание противника на себя, создавая тем самым благоприятные условия для реальной эскадры. "Радиошхуны" могут идти впереди эскадры, проводя разведку противника по работе его радаров. В общем, типичная задача для таких кораблей состоит во введении противника в заблуждение относительно сил, количества и типа своих кораблей, местоположения эскадры и намерений командования.


Удар молча


«Радиошхуна» может выступать и в другой роли — в роли корабля радиолокационной подсветки. Хорошо известна пассивная радиолокация, основанная на улавливании отраженного от цели излучения какого-нибудь достаточно мощного источника, например, мощной радиостанции или ретранслятора телесигнала. Проводились опыты, показавшие, что сравнительно несложные приемники уверенно засекают отраженный от самолетов сигнал стороннего источника излучения.


Преимущество пассивной радиолокации состоит в том, что она позволяет осуществлять наблюдение за цель и наведение оружия без использования своих радаров, и, соответственно, без демаскировки своей позиции. Для новых российских военных кораблей, обладающих пониженной заметностью, это может стать веским преимуществом.


Эскадра таких малозаметных в радиолокационном диапазоне кораблей выходит в море в сопровождении «радиошхуны», на которой установлен мощный источник радиоизлучения. Корабли ведут наблюдение, полагаясь на данные пассивных приемников, отключив собственные РЛС. Противник их, конечно, обнаружит, но операторам вражеских радаров будет непросто точно определить, военные ли это корабли или же торговые суда, не успевшие уйти из района боевых действий, поскольку классификация целей ведется не только на основе данных РЛС, но и на основе анализа излучения вражеских радаров.


Обнаружив цели путем пассивной радиолокации, уже можно навести на нее и собственные ракеты, не включая собственные радары. Получается удар молча, внезапный и трудноотразимый для противника.


Таким образом, в морской радиолокационной маскировке возможны различные подходы, а не только снижение заметности любой ценой, даже в ущерб боевым качествам корабля. Эти подходы обещают быть более дешевыми и технологичными, и дают возможность существенно разнообразить тактику морского боя.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter