Теракт или поножовщина?

Начало лета 2017отмечено двумя одновременно произошедшими событиями, вызвавшими в России одинаково большой резонанс:

- в Лондоне трое т.н. «террористов» наехали на группы прогуливающихся горожан и затем стали наносить ножевые удары всем, кто попадался под руку. Погибли 7 человек. Полиция уничтожила и трёх террористов;

 

 

 

- в садовом некоммерческом товариществе «50 лет Октября», расположенном по соседству с селом Редино в Тверской области России, москвич Сергей Егоров расстрелял дачников.9 погибших, в том числе 92 –летняя женщина. Чудом спаслась молодая девушка, вызвавшая наряд полиции, который задержал и обезоружил убийцу. По распространённой СМИ информации Егоров, словно в издёвку, попросил оформить ему явку с повинной. Для российских властейи правоохранителей случившееся - несомненный вызов, затрагивающий не самые простые отношения с Евросоюзом. Общественное мнение будет однозначно в пользу того, чтобы суд приговорил убийцу к высшей мере наказания (ВМН). Российские суды крайне редко прибегают к такому вердикту. Больше того, и по вынесенным приговорам к ВМН за последние двадцать лет, ни одно из них не исполнено. Причина в том, что Россия , как страна участница ОБСЕ, взяла на себя обязательства не применять ВМН. Моратория введен Указом Президента РФ Б.Н. Ельциным в 1997 году, продлён в 2009 году и действует по настоящее время. Последний приговор приведен к исполнению в 1996 году. Полагаю, что в нынешней ситуации политическому руководству России лучше действовать в интересах общественного мнения, чем, по прежнему, кувыркатьсяв евросоюзовском правовом компоте, предполагающем соблюдение прав однихграждан за счёт попрания прав других.Всё это во власти Президента РФ и в интересах правящего класса накануне президентских выборов 2018 года..

 

Два события одинаковые по своим мотивам и последствиям (оба преступления на почве ненависти, при примерно равном количестве жертв), квалифицируются на этапе расследования совершенно по разному. Поножовщина в Лондоне названа террористическим актом, а жестокое убийство из огнестрельного оружия в Тверской области отнесено к категории уголовного преступления на бытовой почве, с не выявленными до конца мотивами. Сказать, что это разночтения в национальных законодательствах, нельзя. Ибо, и в российском и в английском, да в любом национальном законодательстве терроризм выделен в особую статью, формулировки которой мало в чём отличаются друг от друга. Этимологически понятие «терроризм» связано со значением слова «террор» (лат. террор — страх, ужас). И это вполне оправдано, так как любые действия террориста всегда предполагают насилие, принуждение, угрозу. Главное средство достижения цели для любого террориста — это запугивание, создание атмосферы страха и неуверенности, наведение ужаса [2, с. 7]. Проблема противодействия терроризму превратилась в последнее десятилетие в одну из актуальнейших и наиболее часто обсуждаемых в мировой повестке дня. На современном этапе терроризм превратился в фактор, серьезно дестабилизирующий нормальное, поступательное развитие международных отношений.

 

И всё же, отношение к терроризму в каждой стране имеет свою специфику. Нередко к терроризму относят любые акты насилия, сопровождаемые человеческими жертвами и разрушениями, а не только преследующие политические цели или имеющие политические последствия. Такое широкое толкование терроризманесёт в себе угрозу единству борьбы мирового сообщества с терроризмом. Не случайно, ведь, то, что ООН до сих пор не выработал определения терроризма. Вот и получается, что одни и те же действия, в мировом сообществе оцениваются по разному. Для одних это, например,вооруженная борьба в рамках национально- освободительного движения, а для других сепаратизм, осушествляемый с применением террористических методов, для подавления которого проводятся, как например Украиной в Донбассе, АТО (антитеррористическая операция).

Широкое толкование терроризма, политизирует сам процесс отношения к нему. На днях государства персидского залива (ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, всего 6 стран) обвинили члена арабского содружества в поддержке антитеррористической деятельности и разорвали с ним дипломатические отношения. Крупный международный скандал разгорелся после того, как на саммите 55 арабских и мусульманских стран с участием Президента США Д. Трампа, Катар фактически выступил против создания т.н. «ближневосточного НАТО» и призвал страны залива к сотрудничеству с Ираном. Мировому сообществу давно было известно, что Катар выпестовал моджахедов, поддерживает «братьев мусульман», движение талибан, исламские движения, причастные к ИГИЛ ( запрещённая в России организация) и ни у кого это не вызывало никакого протеста, до тех пор пока в катарском «деле» не появился иранский след. Не исключаю, что этим дело не закончится. Наверняка у Катара есть веские доказательства причастности саудитов и их партнёров к поддержке ИГИЛ. Произошедшая вслед за дипломатическим скандалом террористическая атака ИГИЛ в Тегеране на государственные объекты Ирана только усиливает подозрение, что за террористическими группировками суннитского толка стоит нетолько Катар, но и некоторые другие арабские страны из числа ближайших союзников США.

 

 

Такое развитие событий вызывает большую тревогу. Если не составляет особого труда инкриминировать в одночасье «терроризм» суверенному государству, то в отношении какой – либо организации сделать это – сущий пустяк. А поводов для этого больше чем достаточно. В интернете публикуются устрашающие статистические данные о причинах смертности на нашей планете:

 

«Каждый день умирает в среднем более 160 000 человек.

▪ Каждые 102 секунды кто-то гибнет в ходе войны.
▪ Каждую 61 секунду кто-то погибает от рук убийц.
▪ Каждые 39 секунд кто-то совершает самоубийство.
▪ Каждые 26 секунд кто-то погибает в автокатастрофе.
▪ Каждые 3 секунды кто-то умирает вследствие голода.
▪ Каждые 3 секунды умирает ребенок возрастом до 5 лет.».

 

Подтвердить достоверность показателей не могу, но многое указывает на то, что они примерно отражают существующие в мире тенденции. Многие из этих людских потерь можно при желании отнести к последствиям террористических проявлений.

 

И всё же, почему действия на Лондонском мосту названы террористическим актом, а убийство в селе Рекино ( СНТ «50 лет Октября») квалифицировано, как уголовное преступление, совершённое на бытовой почве?

 

Там и там есть убийцы и жертвы. Там и там есть человеконенавистнические мотивы. Там и там убийства вызвали широкий общественный резонанс, сеют страх и опасения.

 

Отличие в главном: российские правоохранители и власти правомерно не усматривают в массовом убийстве людей под Тверью политических мотивов, а власти Великобритании настаивают на том, что убийцы на Лондонском мосту, как и их предшественники в Манчестере и Лондоне преследовали политические цели. Спецслужбы Великобритании трудятся не покладая рук, чтобы найти связи лондонских убийц с международными террористическими организациями и доказать, что преступления совершены не на бытовой почве, а именно с террористическими намерениями.Кажется, политическое руководство этой страны очень желает того, чтобы за Англией был признан статус страны – жертвы терроризма. Желает не меньше, чем выхода из Евросоюза. А что, может два этих желания связаны какими - то потаёнными замыслами?

 

На самом деле, если говорить серьёзно, стремление спецслужб и властей туманного Альбиона придать террористический характер событиям

мерзким,преступным, бандитским по своему характеру, вызывает много вопросов.

 

Признание этого потянет за собой и признание в общественном сознании англичан (лондонцев, манчестерцев), что спецслужбы страны плохо борются с терроризмом. У иммигрантов, которых в стране не мало, может сформироваться мнение, что признание терроризма и развязывание борьбы с ним, непременно перейдёт в плоскость ограничения их прав и свобод. Как это аукнется на досрочных парламентских выборах? Ответ долго ждать не придётся. Выборы прошли 8 июня.

 

Сами по себе действия по легитимации террористической активности на территории Англии вызывают ещё больше вопросов. Что стоит за желанием назвать террористическим актом то, чего можно бы было избежать и в действиях и в квалификации?

 

Обычно так делают в двух случаях:

 

Первый, снять подозрения с себя в причастности к чему – то. В данном случае - о причастности Великобритании к международному терроризму. Вклад английский спецслужб в развитие данного вида подрывной деятельности в отношении зарубежных стран переоценить невозможно. Терроризм-явление, древнее, оно старо, как и наш мир. И если учесть историю и опыт участия англичан в покорении Америки, Африки, Ближнего Востока, Центральной и Юго- Восточной Азии, с использованием террористических методов, то все сомнения и вовсе отпадают. Современный организованный исламский, подчёркиваю исламский, терроризм, зародился в Афганистане и Пакистане и на Ближнем Востоке, где, как известно, хозяйничали Англичане в 19 и 20 веке. Трудно даже в мыслях представить, чтобы они со своей основательностью в этих делах не оставили своих «гнёзд» и «закладок». Убеждён в ближайшее время, по мере ослабления и уничтожения ИГИЛ, вскроются не только спонсоры ИГИЛА, но и его истинные вдохновители и организаторы.

 

Второй, предполагает использовать то или иное негативное явление для усиления борьбы с его возможными и даже мнимыми носителями и угрозами. Речь идёт о том, чтобы посредством т.н. «лёгких» террористических атак, с одной стороны консолидировать население вокруг власти и проводимого ей курса, а с другой - сформировать у него решимость вести борьбу с террористами, а значит и с мигрантами всех мастей, причисляемых к террористической деятельности. Современная исламская диаспора в Великобритании оценивается, примерно, в 3 миллиона человек (4.8%). Однако многие эксперты считают, что мигрантов около 7% в общем составе населения (около 4-х миллионов человек). Просто в ходе последней переписи населения 10% англичан не идентифицировали себя по религиозной и национальной принадлежности. Среди этой категории, как они предполагают, и значительная часть выходцев из исламских стран. Общественное мнение в стране заражено исламофобией. Но в такой степени, которая пока не позволяет опираться на него в принятии государственных решений по ограничению исламской миграции в страну и осуществлению этнических чисток. Толчком к принятию таких решений могут послужить и такие проявления террористического толка, которые недавно произошли в Манчестере и на Лондонском мосту.

 

 

Нельзя сбрасывать со счетов и изменение внешнеполитического курса Великобритании в связи с BREXIT. Выход из Евросоюза предположительно отражает стремление англичан к большей самостоятельности, в том числе и в проведении внешнеполитического курса. Правомерно ожидать, что усилия Великобританиибудут направлены на ещё большее сплочение стран входящих в Содружество наций в надвигающемся переустройстве мира, борьбе с мировым терроризмом, которая по моему глубокому убеждению, после победы на ИГИЛОМ, будет перенесена Западом на территорию противостоящих ему исламских государств.

Справочно: В содружество наряду с Великобританией входят 54 государства, в т.ч, Австралия, Канада, Новая Зеландия, Индия, Пакистан, ЮАР и т.д. Это самое большое содружество государств с территорией около 25 млн. кв.км и численностью населения более двух миллиардов человек.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter