Россия-США: в коме без Коми

Дипломатические контакты между Россией и новой американской администрацией пока напоминают турнир на четверых. Игра дома, игра на выезде. Без зрителей, за закрытыми дверями, но с массой болельщиков. «Тиллерсон – Лавров», потом «Лавров – Тиллерсон». В апреле госсекретаря США принял в Москве президент Путин. 10 мая в Вашингтоне президент Трамп повстречался с Сергеем Лавровым.


Теперь очередь за финальной игрой «Путин – Трамп», которая уже давно запланирована на начало июля в Гамбурге, на встрече «большой двадцатки», и значимые факты текущего дня состоят лишь в том, что эта встреча была подтверждена (хорошая новость) и что в более ранний срок такая встреча не состоялась и уже точно не состоится (новость плохая, то есть для нас привычная).


Вашингтонский фон, на котором проходила встреча Трампа с Лавровым, можно охарактеризовать как «безумный день». Правда, без женитьбы Фигаро, а скорее с разводом. «Нереальные 24 часа» - так называет это время орган дезинформации, именуемый CNN. Впрочем, вернее сказать, что свидание с Лавровым было одним из ряда событий, составивших фон этого дня.


Другим событием, например, стала встреча Трампа и его напарника Майкла Пенса с украинским коллегой Лаврова Павлом Климкиным. Украинец был приглашен в Белый Дом сразу же после Лаврова и получил дежурные заверения в приверженности США территориальной целостности Украины. Тот факт, что эти две встречи состоялись как бы в одном комплекте, не очень нас утешает, при этом Порошенко теоретически может встретиться с американским президентом раньше, чем Путин – правда, непонятно, о чем им говорить.


Но все же следует сказать о том событии, для которого встречи Трампа с высокими зарубежными гостями послужили лишь гарниром. Это внезапное увольнение директора ФБР Джеймса Коми. Карьера этого человека началась еще при младшем Буше и достигла пика при Бараке Обаме.


Его отношения с Дональдом Трампом неоднозначны. С одной стороны, было бы логично как можно скорее убрать обамовского ставленника со столь важного поста. С другой – все помнят, какую услугу Коми оказал Трампу, за несколько до ноябрьских выборов добавив жирную порцию масла в огонь скандала вокруг электронной переписки Хиллари Клинтон. Некоторые говорят, что Трамп не стал бы президентом, если бы не тогдашний выпад Коми.


Иными словами, Трамп чувствовал себя обязанным Коми, а потому не спешил заменить его на своего кадра.  Почему же Трамп решился на это сейчас?


Ответ все-таки связан с визитом Лаврова, хотя гуляющие в сети шутки про то, что «Лавров приехал в Вашингтон и уволил Коми», разумеется, далеки от реальности. Вместе с тем, терпение Трампа лопнуло тогда, когда директор ФБР запросил дополнительные финансовые средства и ресурсы для расследования «русского следа» в прошедшей избирательной кампании и в целом в американской политической жизни. Трамп, конечно, предпочел бы, чтобы данная спецслужба сосредоточилась на переписке Хиллари.


Видимо, Коми не хотел выпадать из моды. А мода в Вашингтоне нынче такая: искать русских всюду, где они могут и не могут спрятаться, будь то под своей кроватью или в штанах у соседа. В этом контексте пойти на поводу у Коми означало превратить ФБР в агентство по борьбе с Россией – и Трамп справедливо счел, что это не отвечает государственным интересам возглавляемой им страны.


Но как все было обставлено! Какой антураж! Не успела американская пресса сравнить Трампа с Никсоном, который в свое время уволил специального прокурора, ведшего расследование уотергейтского дела (т.н. «резня в субботний вечер»), как Трамп – сразу после встречи с Лавровым – появился перед журналистами не с Лавровым, а… с Генри Киссинджером, легендарным никсоновским госсекретарем. Как бы намекая и как бы тролля. При этом Киссинджер – влиятельный сторонник реалистического подхода к отношениям с Россией.


В результате американские журналисты и своей фотосессии Трампа с Лавровым не сделали, и от пресс-службы Белого Дома ничего не получили. Пришлось непатриотично распространять фото, любезно предоставленные российским МИДом. А там – батюшки-светы… Там Трамп не только с Лавровым, но и с российским послом Сергеем Кисляком. Тем самым, которого в США почти официально называют вербовщиком и чуть ни не шпионом. Контакты с которым стоили сподвижнику Трампа Майклу Флинну поста помощника по национальной безопасности и чуть не привели к отставке другого человека Трампа, генерального прокурора Джеффа Сешнса.


Тусоваться сразу и с Кисляком, и с Киссинджером в этот волнующий день, когда еще не остыло кресло, с которого только что вышвырнули Коми – это был вызов. Трамп демонстрирует боевой настрой в момент, когда наблюдатели наперебой предсказывают ему дальнейшее обострение отношений с Конгрессом, в котором отставка Коми воспринимается как попытка грубо торпедировать работы по изучению «русского следа».


Между тем реальные российско-американские отношения что при Коми были в коме, что без Коми остаются в ней же.  Поэтому о результатах вашингтонских встреч Лаврова можно сказать гораздо меньше, чем об обстановке, в которой они происходили. Публично были сказаны общие слова об обоюдном желании договариваться, но и за закрытыми дверями вряд ли планировались серьезные прорывы.


За дни, прошедшие с момента инаугурации Трампа, отношение к нему в России сильно изменилось. От былой трампомании не осталось и следа. Нет, Трамп еще не «чмо», в этом плане российское общественное мнение стало более зрелым. Но есть четкое понимание, что Трампу на российском направлении принципиально не дают и никогда не дадут работать, что эта тема находится и всегда будет находиться под прицелом как демократов, так и русофобов-республиканцев в Конгрессе и что в отношениях с Россией у Трампа в настоящее время не больше власти, чем у английской королевы.


Да, после ряда отступлений, таких как сдача Стива Бэннона, Трамп показывает, что он готов к борьбе. Не за российские интересы, конечно, но за внешнеполитическую самостоятельность. Но как Россия должна вести себя, чтобы помочь ему в этом? Демонстрировать жесткую линию или нарочитую готовность к компромиссам? Или просто сидеть тихо и не высовываться?


Есть тоскливое ощущение, что от нас здесь ничего не зависит. Даже если Трамп в июле вернется из Гамбурга с пышной оливковой ветвью мира – например, в виде нового соглашения о сокращении ядерных вооружений, на данный момент не очень-то нам нужного – в Вашингтоне это не будет аргументом в его пользу. Коль скоро звание «друга России» там теперь равносильно клейму «врага народа», политик, стремящийся улучшить отношения с нашей страной, по определению не может снискать никаких лавров, и тут бессилен даже Лавров.


Более того, время до июльской встречи «Путин-Трамп», без сомнения, будет использовано разного рода провокаторами, чтобы исключить даже тень согласия между двумя лидерами, а еще лучше – сделать эту встречу вообще невозможной. Это может делаться и через американских военных, которые сейчас, после атаки на сирийскую военную базу, взрыва «царь-бомбы» в Афганистане и нагнетания обстановки вокруг Кореи, несколько попритихли, но вообще-то взяли при Трампе большую волю. Это может делаться и через соотечественников Павла Климкина, с которым Трамп тоже очень мило поговорил.


Кто виноват в том, что отношения с Россией лишились для американской элиты самостоятельной ценности и были низведены до уровня инструмента внутривашингтонских разборок? Думаю, не только наши партнеры. Виноваты, конечно, и мы сами. Виноваты тем, что слабы экономически, слабы культурно, слабы интеллектуально. Слабы настолько, что сражение с вымышленным призраком «русской угрозы» становится для сверхдержавы интереснее сотрудничества с нами реальными.


 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter