Разворот над Сирией

Всякому американскому президенту рано или поздно приходит в голову мысль о том, что без войны ему своих внутренних проблем не решить. Если эта мысль умирает, не воплотившись в реальные действия, значит, президент чем-то болен. Например, вьетнамским синдромом.

 

Иными словами, если Америка серьезно получает по кумполу, то потом лет десять или даже пятнадцать мир может жить относительно спокойно. А так как по кумполу Америка не получала очень давно, больше сорока лет, то неудивительно, что каждый из последних президентов США находил свою войну.


Добродушный Билл Клинтон ухитрился прожить в Белом доме без войны больше шести лет, но прихотливые извивы личной жизни все же заставили его бомбить Югославию. Буш-младший развязал сразу две войны – в Афганистане и (по отцовским следам) в Ираке. И даже миротворец-нобелиат Обама не удержался от того, чтобы раскурочить мирную Ливию.


Можно сколько угодно издеваться над лизоблюдством Нобелевского комитета, но нужно признать, что Обама изначально никакой войны не хотел. И все-таки от соблазна не удержался.


Почему раз за разом так происходит?


Субъективная причина: симпатии американцев слишком легко купить войной. Американское население, независимо от партийной и расовой принадлежности, кажется, готово радостно махать флажками в ответ на любые военные действия своей страны, лишь бы они велись не на своей территории и с минимальными потерями.


Нам этого не понять. У нас популярной (иными словами, «народной» или «отечественной») может быть лишь война, ведущаяся на своей земле и с колоссальными жертвами. Победа без слез на глазах просто не ложится русскому человеку на сердце.


Объективная причина, возможно, заключается в том, что Америка совершенно не может существовать как замкнутая система. Если она не будет выбрасывать в мир свой информационный, финансовый или военный мусор, то она попросту в нем утонет.


Дональд Трамп, как и его предшественник, пришел в Белый дом не воевать – и уж совершенно точно не воевать в Сирии, что подтверждает его обсмеянный всем миром твит от 2013 года: мол, не лезь в Сирию, глупый лидер. И тем не менее именно он оказался тем самым «умным» лидером, который отдал приказ об атаке против сирийских правительственных войск.


Первая примечательная особенность ракетного удара по аэродрому Шайрат – Трамп поразительно быстро дозрел до махания кулаками, всего лишь через 2,5 месяца с момента инаугурации. Вторая – решение было принято очень оперативно, без консультации с Конгрессом, то есть при использовании силы Трамп руководствуется принципом «меньше слов – больше дела».


Третий момент – полная неопределенность дальнейшего хода событий. Заявления ответственных лиц противоречат друг другу. Госсекретарь Тиллерсон намекает на то, что карательная акция была разовой и Асад остается легитимным игроком на сирийских переговорах. Представительница США в ООН Хейли, напротив, говорит о невозможности политического решения, пока Асад у власти.


И вот что интересно. В Вашингтоне нынче царство дилетантизма: президент не имеет опыта управления страной, госсекретарь – профан в дипломатии. А вот у военных все в порядке, американской военной машиной по-прежнему руководят авторитетные профессионалы. И мы, с тоской смотрящие на Донбасс, в состоянии вообразить их чувства по отношению к Сирии: ведь можем же, можем все разнести в щепки, есть все силы и средства – где же приказ Верховного?


Возможно, атака на Шайрат была в том числе откликом и на эти настроения, влияние которых, учитывая нынешнюю вашингтонскую неразбериху, будет только расти.


А что же Россия? А Россия в нокдауне; это наиболее точное из прозвучавших определений. Да, мы не лежим на ринге и судья над нами не считает. Но голова идет кругом, так что неудивительна противоречивость официальной и официозной реакции.


С одной стороны – грозные заявления об американской агрессии в духе «пятисотого китайского предупреждения». С другой – пропагандистские ходы, напоминающие безвкусную цирковую клоунаду. Долетели, мол, не все «томагавки», а которые долетели, те никуда не попали, а которые попали, те разнесли какие-то сараи. И вообще на самом деле Путин и Трамп обо всем договорились заранее и продолжают дружить столь же нежно, как и прежде – и под той же завесой тайны. И все, разумеется, идет по плану высшей степени хитрости. Как писал Грибоедов, «упал он больно, встал здорово».


Трампооптимизм для некоторых стал формой, так сказать, обратной паранойи – это когда человек параноидальным образом убежден, что за ним никто не следит и ему никто не угрожает. В эти дни можно даже было услышать мнение, что Трамп ударил по Сирии, чтобы вести с нами переговоры «с позиции силы» - а вот 12 апреля приедет Тиллерсон и с этой самой позиции силы предложит нам шикарную «большую сделку».


Безгранична слепота человеческая. С позиции силы с нами разговаривала предыдущая американская администрация. Значит, пуская в ход «томагавки», администрация нынешняя пытается говорить с Россией с позиции «суперсилы»? Какую сделку было бы естественно предлагать с такой позиции? Похоже, эта сделка называлась бы «безоговорочная капитуляция».


Грезя о «большой сделке», мы впадаем в грех национального эгоцентризма, мало чем отличающегося от украинского. Всюду мы наследили, все о нас думают, все нам должны. Нам трудно вообразить, что в США вопрос о какой-либо сделке с русскими может вообще не стоять на повестке дня.

 

Легенды о русских хакерах хороши для внутренней пропаганды. В реальности США не могут не понимать, с кем они имеют дело в нашем лице. С экономическим карликом (3% мирового ВВП и отсутствие какой-либо перспективы роста), у которого нет для мира ни новых социальных идей, ни новых технологий. Ядерное оружие? Ну так Трамп с самого начала предложил вести разговор именно о нем – видимо, намекая на то, что больше не о чем.


И вместе с тем, Россия и США – конкуренты на нескольких важных рынках: космос, мирный атом, вооружения, а с некоторых пор еще и нефтегаз. О чем Трамп, как бизнесмен, должен договариваться с младшим, ослабленным конкурентом? О картельном соглашении, позволяющем разделить и без того тесные рынки? Или о поглощении интересующих его активов?


Ведь как было бы здорово с его точки зрения, если бы не «Вестингауз» банкротили, а, напротив, Росатом работал бы в интересах «Вестингауза». Если бы Роскосмос работал впрямую на НАСА и Маску не приходилось бы изворачиваться, чтобы обеспечивать стоимость запусков ниже, чем у русских.


В общем виде вопрос, пожалуй, стоит так: мы очень хотели из мира либерального лицемерия попасть в мир реальной политики. Ну вот он, мир реальной политики, мир суровых империалистических хищников. Нет ли опасности, что уже с позиций реальной политики элита США может принять решение о взломе российской власти как главного препятствия к поглощению конкурирующих активов?


Взломать российскую власть, как показывает история, можно только через военное поражение. Конечно, сейчас, после разовой ракетной атаки, пока что не получившей продолжения, разговор о перспективе российской катастрофы в Сирии выглядит почти столь же отвлеченным, что и год или полтора назад. Но уж больно быстро развиваются события в голове Трампа и вокруг нее. Явно фальшивая история с химоружием может повториться и еще раз – и что тогда?


США не будут бомбить русских. США могут сделать умнее – вести себя так, как будто никаких русских в Сирии не существует. Методично уничтожать армию Асада, сводя на нет все усилия наших ВКС. И тем самым методично уничтожать нашу репутацию как союзника, а заодно и репутацию наших С-300, С-400 и прочих С-мульён – мы ведь не идиоты, чтобы провоцировать ядерную войну?


Более того, как и в Ливии, США могут выдвинуть вперед «партнеров по коалиции»; в этом смысле Обама в Ливии предвосхитил главную оборонную идею Трампа о том, что союзники должны сами оплачивать свою безопасность. Взять хотя бы тот же Израиль, который неоднократно бомбил объекты правительственной армии, не удостаиваясь от нашего МИД даже формальных обвинений в агрессии. Получается, что бомбить Израилю можно, ведь он хороший. А можно ли ЦАХАЛу занять Дамаск? По логике вещей, почему бы нет? Подумаешь, одни хорошие люди оккупировали других хороших людей.


Разворот нового лидера США по сирийскому вопросу стал неожиданным даже для американских СМИ: Трамп оказался джокером. Менее чем за год до президентских выборов российская власть столкнулась с непредвиденными рисками. Как из этой ситуации выкручиваться – дело военных и дипломатов, но любые меры по смягчению ущерба внутри страны будут бессмысленны без честного разговора с гражданами.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter