Тень Примакова над Кремлём

Россия близка к тому, чтобы совершить досадную ошибку с многозначными последствиями. Нам следовало бы отменить назначенный на 12 апреля первый визит в нашу страну государственного секретаря США Рекса Тиллерсона. Но мы собираемся принимать его и беседовать с ним.


Как ни в чём ни бывало.


Отмена визита Тиллерсона стала бы адекватной символической реакцией России на беспрецедентный агрессивный  акт, только что предпринятый Соединёнными Штатами: в ночь на 7 апреля в результате массированной атаки крылатыми ракетами была разгромлена авиабаза ВВС Сирии Шайрат в провинции Хомс.


На этой базе до сих пор находились несколько групп российских военнослужащих со своим оборудованием и наши боевые вертолёты. В последний момент американцы всё же предупредили нас  о предстоящем нападении. Но как это было сделано!


Нам дали два часа: успеете убраться -  ваше счастье. Не успеете, не жалуйтесь. И наши солдаты спешно покинули базу. Они бежали и едва успели. А если бы чуть замешкались, удар «томагавков»  их бы просто накрыл. Все отправились бы к праотцам. К тем самым, которые когда-то так не любили отступать («досадно было, боя ждали»). И чем бы мы тогда ответили?


Извините, дорогие россияне, но вполне ли мы представляем себе, что именно произошло только что в далёкой от нас Сирии? Понимаем ли мы, как отныне будет отзываться для нас это бегство русских из Шайрата?


Мы на этой базе находились много месяцев вполне законно. Наши солдаты боролись с международными преступниками, отъявленными головорезами. Защищали от бандитов мирное сирийское население. Никаких предосудительных действий на базе Шайрат не совершалось – ни нами, ни союзными сирийцами.  Никаких мифических складов с химическими боеприпасами  там  не было – как с очевидностью и подтвердилось в ходе американской бомбардировки.


Тогда почему? Почему мы сначала бежали, бросив позиции, потом проглотили полсотни американских «томагавков», а теперь тщетно пытаемся сделать респектабельную дипломатическую  мину? И готовим хлеб-соль для того, кто только что, образно говоря, пинком спустил нас с лестницы?


Во время налёта на Шайрат погибло полтора десятка сирийцев – военных и гражданских. Их семьи, понятное дело, нам вопросов не зададут. А мы сами, когда и если вернёмся на базу, о чём будем думать? Предупредят ли нас американцы в следующий раз? Пожалуй, можно уже и не предупреждать. Лишние церемонии.


Какими бы дипломатическими экивоками не обставлялся этот  дикий эпизод нашей новейшей истории, но выглядит он на самом деле ужасно. Хуже того – трагикомично. И с элементами фарса.


Напомним предысторию. Ещё осенью 2016 года в разгар кризиса вокруг Алеппо спецслужбы США и Пентагон активно предлагали тогдашнему президенту Бараку Обаме атаковать крылатыми ракетами  сирийские авиабазы, подконтрольные Дамаску. Дескать, надо любой ценой предотвратить падение Алеппо, в котором были окружены тысячи бандитов и сотни западных инструкторов. Предполагалось, что прямая атака США на правительственные авиабазы испугает Дамаск и остановит его наступление.


Поскольку Обама не соглашался на  бомбардировки аэродромов  в Сирии без санкции Совета Безопасности ООН, в Алеппо тайно готовилась имитация «химической атаки» с возложением ответственности на Дамаск. Этот предлог, раскрученный в глобальных СМИ, должен был развязать американцам руки для разгрома сирийских ВВС – без оглядки на  ООН.


Тогда затея сорвалась. В декабре 2016 года Алеппо пал раньше, чем боевикам удалось полностью осуществить провокацию с химической атакой. Часть заготовленного боевиками арсенала химических боеприпасов была захвачена освободителями города, российские специалисты собрали и отправили в ООН изобличающие материалы, но там хранят молчание.


Боевики, перебравшиеся в декабре 2016 г. благодаря перемирию из Алеппо в провинцию Идлиб,  навыков не растеряли и дьявольских планов не оставили. Сами ли они устроили подрыв своего химического арсенала в Идлибе в нужный Вашингтону момент, или  склад с отравленными боеприпасами был случайно поражён с воздуха сирийскими ВВС, сейчас уже не столь важно.  Главное, что после идлибской трагедии ситуация в Сирии и вокруг неё радикальным образом изменилась.


Ракетный налёт США на базу Шайрат перевёл всю ситуацию в Сирии в новое качество. До налёта это была всё-таки локальная гражданская война, в которую достаточно ограниченно вмешивались внешние силы и державы. После налёта это уже реальное преддверие третьей мировой войны.


Тут нет никаких публицистических фантазий. Прямое столкновение воинских подразделений России и США на сирийской территории неизбежно втянет в конфликт Иран, страны НАТО  и иных участников.  В конечном счёте дело дойдёт и до ядерного оружия. Ужас в том, что это мало кого тревожит. Что в Вашингтоне, что в европейских столицах лёгкость в мыслях необыкновенная.


Власти США в эйфории от эффектной, как им кажется, демонстрации военной силы в Сирии. Президент Трамп, ещё вчера тонувший в обвинениях, расследованиях и медийных насмешках, воспаряет белоглавым орлом над Белым домом. Никаких преград для него отныне нет. Плевать на ООН и какое-то там международное право, на  чьи-то суверенитеты и мнения. Почувствовав всю прелесть сокрушительного насилия, весь пьянящий «фан» безнаказанного погрома, Трамп уже не остановится. Готовых «томагавков» у США более 5 тысяч, а потрачено всего полсотни. Летать так летать, стрелять так стрелять.


Рекс Тиллерсон собирается прибыть в Москву прямо  из Италии, где 11-12 апреля главы МИД стран «большой семёрки» намерены обсудить «широкий спектр международных проблем». Судя по тому, что все партнёры США по «семёрке» и по НАТО ранее с бездумной готовностью поддержали налёт на Шайрат, Тиллерсон  рассчитывает привезти в Москву вполне ультимативное коллективное мнение «мирового политбюро». И это мнение вряд ли понравится Кремлю.


Представим себе ситуацию сценично. Сначала мы встречаем и обхаживаем представителя страны, которая несколько дней назад вышвырнула нас с базы Шайрат. Рукопожатия, улыбки, фотосессии. Потом госсекретарь на пресс-конференции в логове вероятного противника сообщает: «Мы и дальше будем бомбить всегда и везде, где нам понадобится. Вас пока постараемся предупреждать. Если связь не подведёт».  Ну и для полноты фантасмагории в момент проводов Тиллерсона в аэропорту может прийти весть о новой ракетной атаке США на сирийскую авиабазу.


Мы действительно хотим через всё это пройти? На глазах у всего мира? Мы до конца представляем себе все последствия такой дипломатии для престижа нашей страны и её международных позиций? Кто теперь из суровых полевых командиров сядет с нами за стол переговоров – в Астане, Женеве и других местах?


На самом деле, судьба подарила Кремлю  отличную возможность для символического диалога с Белым Домом. США и их западные союзники считают, что ракетный налёт на Шайрат – это такое послание с предупреждением в адрес Дамаска и Москвы. Дескать, получите томагавком по шее и задумайтесь. Не поймёте,  накажем серьёзнее. У России есть возможность отправить Трампу и его атлантическим партнёрам ответное послание. Просто отсрочив визит Тиллерсона в Москву. Без назначения новой даты.


Как будто специально на злобу дня нам подарил пример глава британского МИДа Борис Джонсон, запросто отменивший свой визит в Москву. Без гамлетовских колебаний. Почему мы нам не последовать британскому примеру? Деликатно, убедительно для всего мира. И кстати, вполне прагматично.


Возникшая после Шайрата ситуация «новой непредсказуемости» требует осмысления. И выработки новых подходов. Пусть в Вашингтоне, наконец, сформулируют свою позицию в отношении сирийского урегулирования. Пусть США и их партнёры поддержат резолюцию Совета Безопасности ООН о независимом международном расследовании химической атаки в Идлибе.  Надо понять, чего ждать от администрации Трампа - очередных силовых сюрпризов или готовности придерживаться хоть каких-то правил и правовых рамок.


Выяснить всё это можно по непубличным каналам. И уже потом  переходить к  парадной дипломатии у всего мира на виду.


В далёком уже 1999 году премьер-министр России Евгений Примаков развернул над Атлантикой свой самолёт, летевший в США. Этот ответ на атаку США против Югославии увидели и оценили буквально все. Жест Примакова, вроде бы совсем не военный, стал важным символом того, что для России есть границы допустимого, за которыми партнёры превращаются в «вероятных противников».


Почему-то мне кажется, что Евгений  Примаков в сложившихся обстоятельствах позвонил бы госсекретарю США с личным посланием. Извините, дескать, мистер Тиллерсон. К вам лично никаких претензий. Москва ждёт вас, но не сейчас. Что-нибудь в этом роде.


Ну а что решит Кремль, мы скоро узнаем.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter