Защитить русского

В пятницу 7-го апреля состоится очередное, видимо, предпоследнее судебное заседание по делу пермского активиста Романа Юшкова. Уголовное дело было возбуждено осенью прошлого года. После одной из публикаций в блоге с призывом не покупать продукты, которой продают в своих магазинах выходцы из Азербайджана, Юшкова стали подозревать в "возбуждении ненависти или вражды".

Стоит ли говорить, что процесс по пресловутой 282-й статье более, чем фантасмагоричен. Судья Ирина Житникова запрещает в зале видео- и фотосъёмку. Прокурор Сергей Кутуев, вылезший из томика Кафки, чуть ли не диктует слова замешкавшейся свидетельнице Гульнаре Бабаевой и жёстко пресекает улыбки со стороны слушателей. Главный свидетель Шаир Джафар Оглы Бабаев отказался обижаться обижаться на использованное Юшковым слово ‘’азер’’, заступился за свободу слова и тем самым разочаровал представителя прокуратуры. Но я не адвокат, так почему я об этом пишу?

Ни у кого в Перми не вызывает сомнений, что идущий процесс это месть прихожан хасидской секты ‘’Хабад Любавич’’, последовательным противником которой является Роман Юшков. Хасиды на протяжении всего срока своей деятельности в городе пытаются получить от пермских властей бесплатную землю под строительство своей синагоги. Протекция правоохранительных и властных органов, как и немалые денежные средства пока не позволили хабадникам достичь успеха благодаря развернутой Романом Юшковым общественной кампании. В его адрес, как и многим другим противникам незаконной передачи земли, поступали многочисленные угрозы физической расправы и убийства. Но я не религиовед, так почему я об этом пишу?

Юшков является членом Союза журналистов России. Однако, его коллеги из большинства пермских СМИ, включая свободолюбивое «Эхо Перми», игнорируют судебный процесс. Не помогла ни благодатная для Россиянии тема, ни характерное для провинции отсутствие жареных новостей, ни уникальность дела для Перми. О профессиональной солидарности в местной журналистской среде, видимо, не принято даже и упоминать, как о чём-то постыдном. Но я не журналист, так почему я об этом пишу?

В Перми не так много общественных активистов, самозабвенно занимающихся правозащитой. Безусловно, Юшков, состоящий сотрудником Пермского регионального правозащитного центра, входящий в президиум городского отделения ВООПиК и занимающийся защитой памятников архитектуры от произвола властей и застройщиков, входит в их число. Как бы кто не относился к Роману, но в случае худшего исхода процесса серый город останется без ещё одной яркой личности на срок до пяти лет. Но я не правозащитник, так почему я об этом пишу?

А пишу я об этом, потому что я русский. И нас, русских, в этой стране пока ещё уверенное большинство. Уверен, если каждый русский начнёт друг друга хоть немного защищать, то мы переломим всё. Нипочём будут и россиянские издевательские суды, и прокуроры-инопланетяне, и следователи, шьющие дела по заказам диаспор. С большой долей вероятности Романа Юшкова ждёт реальный срок по 282-й статье, позорной для государства, называющего себя правовым. И мне очень не хочется, чтобы этот факт стал очередным пунктом в списке безропотно проглоченных русскими выходок наших многонационалов.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter