Так похож на ужа

New York Times стало известно о плане, разработанном депутатом Рады Андреем Артеменко якобы с участием бизнес-партнера Трампа Феликса Сатера и экс-главы избирательного штаба Пола Манафорта, который должен заменить минские соглашения. Согласно ему, на Украине должен быть проведен референдум о передаче Крыма в аренду России на 30-50 лет, после истечения данного срока на полуострове должен пройти референдум, на котором решится, в каком государстве крымчане хотят жить. Что же касается Донбасса, то контроль над ним переходит Украине, которая проведёт амнистия для всех участников конфликта.


Если минские соглашения попросту остались на бумаге, так и не будучи реализованными, то предписанные украинским депутатом условия объявили неприемлемыми как украинские радикалы, так и российские власти. Если минский протокол хотя бы был похож на что-то удобоваримое, то «план Артеменко» представляет собой ноту о капитуляции, которую даже почетной-то трудно назвать.


Посудите сами: украинская власть, которая упорно отказывалась от любых референдумов, вдруг инициирует плебисцит, на котором спросит граждан: «Согласны ли вы с предоставлением РФ Крыма на правах аренды?» Половина Украины покрутит пальцем у виска («Крым не наш, чтобы сдавать его в аренду»), а половина Украины оскалит зубы и скажет: «Какой такой референдум? Только война до победного конца!» В России же идея платить за Крым способна вызвать только гомерический хохот. О какой аренде может идти речь, если произошла самая настоящая ирредента, притом бескровная? И откуда это стремление украинских политиков любой вопрос переводить в денежный? Не всё в этом мире продаётся, пора бы уже понять.


Теперь переходим к вопросу о Донбассе. Взамен выплаты дани за Крым мы его должны сдать Украине. Только не ясно, кто даст гарантии, что не будет этнических чисток и расправ с представителями власти ДНР и ЛНР. Ну то есть «мы вам – честное слово, вы нам – весь регион». Нет, ребята, так не пойдет. Сначала примите новую конституцию, закон о особом конфедеративном статусе Донбасса, закон о выборах, закон об амнистии участников конфликта – и только тогда в республиках можно будет провести референдум, на котором самих жители спросят, хотят ли они на таких условиях в Украину, которая их бомбила и обстреливала несколько лет.


Это поразительное отношение даже не среди широких масс, а среди украинских националистов и политиков, - настаивать на том, что потерянные территории, к тому же населенные, согласно официальной украинской версии, гражданами «второго сорта», должны войти в состав новообразованного киевского рейхкомиссариата. Поэтому на украинский национализм и его способность к мирному сосуществованию я смотрю с пессимизмом. Потерпев поражение в противостоянии с Россией и русской культуры, украинские националисты не угомонятся и не успокоятся, а начнут наступление на тех, кто кажется слабее – на другие национальные меньшинства Украины: поляков, венгров, русинов и румын. Представьте, какая тогда буча начнется.


В целом, представляется, что данный информационный повод мог быть запущен как американцами, так и украинцами с целью выяснить, на какие уступки готов Кремль. Впрочем, американцы через адвоката Трампа уже открестились от проекта, значит, это Порошенко через Артеменко попытался посмотреть, что скажут в Москве. Ничего путного не вышло и не выйдет. Хочется сказать украинской стороне, что вместо сочинения совершенно нереализуемых проектов лучше следовать уже имеющимся соглашениям, которые были заключены в Минске, но Киев всеми намеками, недомолвками и отрытыми боевыми и террористическими операциями даёт ясно понять, что Минск ему не писан.


Но в попытке передачи Вашингтону и Москве проекта по урегулированию конфликта можно увидеть не только абсурд, но и поиск путей отступления самой Украиной. Порошенко извивается как уж, понимая, что война на годы ударит по нему, как, впрочем, и подписание мира с республиками на российских условиях. Вот он и вынужден не своими устами, а через некоторых политиков и бизнесменов озвучивать различные предложения, выбирая наиболее приемлемый вариант, который был бы принят украинскими радикалами и обществом.


Начав войну, трудно остановиться. Обычно, как показывает история, всё заканчивается после капитуляции одной из сторон, не готовой в силу различных причин – моральных или материальных, продолжать борьбу. Украинцы думают, что они, как бойцы УПА, обороняются в волынских лесах против захватчиков и способны продолжать это бесконечно. Но это лишь миф: в реальности борьба идёт не на Волыни и не в Галиции, место действия – Донбасс, который совершенно чужероден остальной Украине. Сомнительно, что примеривание украинцами на себя роли имперского народа закончится чем-то хорошим.


Печально, что для того, чтобы всё это было осознано, и родился хоть какой-то компромисс, необходимо положить столько человеческих жизней.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter