Трудно быть патриотом

Иные так расхваливают свою страну, словно мечтают ее продать

Жарко Петан, словенский писатель

Слава России! Слава Газпрому! Слава ОМОНу!

Артем Акопян, кремлевский политтехнолог

В постсоветской России понятие патриотизма в общественном сознании не единожды претерпело значительную трансформацию. Будучи непривлекательным и попросту ненужным в 90-е годы (пока страну лихорадило, общество было занято вопросами «рынка» и элементарного выживания), патриотизм как идея реабилитировался в «нулевые». Связано это было не столько с политически мотивированной государственной пропагандой, сколько с усталостью граждан от бесконечного национального и государственного унижения. Можно сказать, что потребность в восстановлении национального достоинства и породила лимит доверия Владимиру Путину, явившему себя, точнее явленного политтехнологами, именно в качестве «патриота-государственника» и «сильной руки», по которой так истосковалось в массе своей советское общество, ввергнутое в хаос 90-х. Хотя в то время Кремль еще экономил на дорогих политтехнологиях, а Администрация президента была просто управленческой структурой, а не идеологической и политической «кухней», как сегодня, - власти чутко уловили «дух времени» и удачно для себя провернули «патриотический» кульбит, удовлетворив заодно и запросы общества, в том числе посредством «сортирного» решения кавказского вопроса.

Однако, спустя некоторое время, это процесс пошел вспять, и сегодня в умах мыслящих граждан «патриотизм» вновь переживает не лучшие времена. Только если раньше до этой категории просто никому не было дела, и в условиях постсоветской «рыночной лихорадки» быть патриотом было довольно нелепо (в основном это было уделом странных людей с красными флагами и просоветскими лозунгами), то сегодня все возрастающая непопулярность патриотизма связана с тем, что государство плотно взяло его в оборот и накачивает политически выгодным ему содержанием. Содержание это, помимо традиционного с советских времен антизападничества, имеет и солидную «антиоппозиционную» компоненту. Сегодня прямо подразумевается, что патриот – это непременно режимный лоялист и пламенный ненавистник оппозиции. Причем быть просто не-оппозиционером недостаточно – нужно еще и публично засвидетельствовать ритуальную ненависть к «врагам государства», которые, конечно же, морально и финансово связаны с «Западом» и в особенности с Госдепартаментом США.

Систематические «игры патриотов» начались после 2004 г., когда в ходе «Оранжевой революции» на Украине явственно обозначился политический крах московской политики на постсоветском пространстве и полный упадок морального авторитета и геополитического влияния Кремля в глазах «мирового сообщества». Именно тогда с целью реабилитации в глазах граждан и борьбы с «оранжевой угрозой» в собственной стране Кремлем был взят на вооружение истеричный антизападный патриотизм. Администрация президента серьезно озаботилась медийной политикой в нужном ей идеологическом ключе и занялась усиленным накачиванием умов молодежи «патриотизмом». Сама молодежь, объединенная в искусственно созданные организации («Молодая гвардия», «Наши», «Россия молодая»), стала использоваться в цинично-политических целях, в том числе в качестве инструмента для разборок с оппозицией.

«На полную катушку» кремлевский патриотизм стал работать примерно с 2007 г. («Мюнхенская речь» Путина, на которую «купились» даже многие его критики), получил изрядную подпитку в 2008-м благодаря событиям в Южной Осетии («маленькая победоносная война») и достиг своего апогея в 2012-м во время путинской избирательной компании. «Патриотизация» политики все это время происходила ровно пропорционально утрате доверия граждан к политической системе и власти. Если лимит доверия Путину был связан с реабилитацией патриотизма в «нулевые», то с исчерпанием этого лимита исчерпался и массовый патриотизм как таковой.

И вот, несмотря на мощные оппозиционные и антигосударственные настроения, власти стали проводить совершенно разнузданную «государственно-патриотическую» компанию. «Патриотизм» зашкаливал до неприличия, до тошноты. «Умремте ж под Москвой, как наши братья умирали! - надрывался в Лужниках Путин перед толпой студентов и бюджетников, свезенных в Лужники по разнарядке. - Битва за Россию продолжается, победа будет за нами!» Параллельно «битве за Россию» нарастали политические репрессии против несогласных и разоблачение «анатомии протеста» на деньги грузинских и американских политиков. Ничего кроме брезгливости и омерзения эта «патриотическая» кампания не вызывала.

Дальше – хуже. Активизировались процессы, характеризующие, как я это называю, «евразийский заговор». Под все ту же патриотическую дудку и манипуляцию (значительными все еще)просоветскими настроениями масс стала набирать обороты «евразийская тема» вместе с пропагандой «толерантности». И это не просто «риторика» - сегодня в РФ активно реформируется законодательство с целью упрощения получения гражданства «бывшими соотечественниками», и упорно блокируются инициативы введения визового режима со странами Средней Азии и Закавказья (вместе с этим для отвлечения внимания и снятия напряженности ведется показушная борьба с нелегалами и исламскими радикалами – «ноу-хау» властей последних месяцев).

Очевидно, что забота о «дружбе народов» и восстановлении геополитического влияния страны в СНГ является прикрытием для операции по «замене народа». В 2011 г. на московской конференции «20 лет после СССР: что дальше?» об этом лаконично сказал националист Константин Крылов: «Российское государство является машиной по замене народа, которое на этой территории проживает. Русские должны постепенно сокращаться, ужиматься, уступая свои места другим народам».

Эта цель откровенно проговаривается штатными пропагандистами Кремля. «Приток азиатского населения очень позитивно скажется на будущей судьбе моей страны. Только не в рабском униженном виде, как это происходит сейчас, а в качестве полноценных граждан … Чем больше в России будет азиатского населения, тем дальше мы будем отходить от Запада» (Максим Шевченко, из интервью сайту «AXPARK» от 08.04.2011). «Мы скатываемся – инстинкт чует, что это катастрофа – к национальному государству. Национальное государство – это деградация по отношению к мультикультурному государству, империи… Нет ничего более поганого, чем национальное государство» (Михаил Леонтьев на радио «Вести ФМ» от 29.02.2013).

На «евразийскую» пропаганду, судя по всему, брошены немалые деньги российских налогоплательщиков. К строительству новой Орды и ее идеологическому сопровождению привлечены все возможные силы и средства - от вышеупомянутых платных агитаторов до «искренних патриотов». Характерно вовлечение в «евразийский заговор» православно-патриотического и отчасти левого движения. На ниве «развитого путинизма» сегодня фактически уже подвизаются как бывшие его неумеренные критики – такие, как С. Кургинян, недавно подобострастно жавший руку Путину, или К. Душенов, недавно отсидевший за «разжигание», а сегодня воспевающий «лидера нации», так и умеренные – «Народный собор», «Русская народная линия», деятели бывшего «Института динамического консерватизма», которые ныне аккумулированы в «Изборском клубе».

В этих условиях совершенно естественно, что патриотизм в общественном сознании ассоциирован с государственной пропагандой, направленной на решение политических задач, или видится средством освоения бюджетных средств на различные «патриотические» программы.

Искусственное насаждение патриотизма вызывает, особенно среди молодежи, ровно противоположный эффект. Чем сильнее государство заставляет «Родину любить», чем быстрее из этой «Родины» хочется «свалить» далеко и надолго. Ведь лучшим показателем патриотизма является желание жить и работать в своей стране, однако этого желания у большинства молодежи становится все меньше и меньше. Чем талантливее и предприимчивее молодой человек – тем больше его стремление получить своему таланту и потенциалу достойное применение. На Западе же их ждут с распростертыми объятьями.

Статистика показывает, что эмиграция из РФ с каждым годом возрастает. Только из Петербурга (а ведь это, на мой взгляд, - самый комфортный для проживания в РФ город, и экономическая ситуация здесь на порядок лучше чем в среднем по стране), по данным УФМС, за последние пять лет на ПМЖ в другие страны уехали 15 тысяч граждан. Что ж, это логично и морально вполне оправданно. Потому что мало что изменилось с тех времен (с поправкой на методы и цели управления), когда Игорь Тальков сочинял свои строки: «Не вращайте глобус, вы не найдете / На планете Земля стран таких не отыскать, / Кроме той роковой, в которой вы все не живете, / Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать».

Могу ли я быть патриотом ТАКОГО государства? Однозначный ответ – нет, не могу, и патриотом РФ не являюсь, а современный «российский патриотизм» воспринимаю с иронией, насмешкой, а иногда и с отвращением. Однако при высказывании своей позиции я неоднократно сталкивался с удивлением и раздражением людей, может и не являющихся «путинским электоратом», но продолжающих рассуждать в «государственнических категориях». Подобная реакция характерна, к сожалению, для тех «россиян», которые не совсем верно понимают «как тут все устроено». Чтобы это понять, нужно первым делом просто посмотреть на тех, кто у нас сегодня в патриотах ходит. А в патриотах у нас ходят, памятуя об известном афоризме, форменные негодяи. Вот, например, кавказский убийца Расул Мирзаев - образцовый российский патриот. Получивший мизерный срок заключения и уже гуляющий на свободе убийца теперь раздает политические комментарии и стоит на страже российской государственности. Недавно в эфире радио «Русской службы новостей» он заявил, что «некоторые хотят развалить Россию» и «все делают для этого», однако выразил уверенность, что «задуманное у них не получится».

Сегодня среди кавказцев модно быть патриотом и государственником. Хотя, я бы сказал, это не просто мода. Они и есть патриоты и государственники, потому что это ИХ государство. Один из самых маститых патриотов РФ - Рамзан Кадыров. Он тоже любит поговорить про «великую Россию» и «развал страны».

Этот «мем» часто можно услышать от охранителей, которые приписывают таковое намерение - «развалить страну» - в основном русским националистам. Под прикрытием деятельности по недопущению «развала страны» эти охранители и их хозяева стремятся во что бы то ни стало не допустить, чтобы русские превратились в нацию, и говорят об этом прямым текстом («Русский народ в тот момент, когда превратится в нацию, прекратит своё существование как народа и Россия прекратит своё существование как государство», - из вышеприведенного выступления М. Леонтьева).

Весьма и весьма печально, что этой антинациональной риторике нередко аккомпанирует и официальная РПЦ, спикером которой является скандально известный протоиерей Всеволод Чаплин. Этот священник не раз допускал проиммигрантские и «антиэкстремистские» (т.е. в пользу ужестоочения законодательства против «экстремизма» – читай русского национализма) высказывания, активно поддерживая правящий режим. Так, выступая 17 мая этого года на форуме «Единой России» (!) В. Чаплин сравнил нынешнюю ситуацию в России с 1917 г., понадеялся, что действующая власть сможет справиться с «антипатриотическими» силами, и высказал обеспокоенность тем, что в РФ «ведется глубоко антипатриотическая, антигосударственная пропаганда».

Характерно, что патриот Чаплин воздает пылкие хвалы патриоту Кадырову, более того, утверждает, что критика главы Чечни есть злостное проявление антипатриотизма, ибо Рамзана Ахматовича критикуют только те «люди, которые, находясь в России, критикуют и Россию, считают, что ее народ слишком глуп, чтобы решать свою собственную судьбу… как правило, это люди, которые не друзья ни чеченскому народу, ни русскому народу» (из выступления в мае с.г. на международном форуме «Ислам – религия мира и созидания» в Грозном, посвященном памяти Ахмата-Хаджи Кадырова).

Леонтьев, Шевченко, Мирзаев, Кадыров, Чаплин повторяют друг друга почти слово в слово. Как говорится, «скажи мне кто, твой друг…» Друг государства – это Мирзаев, герой РФ – Кадыров, а враг государства – русский националист, которому и приписывается «антипатриотическая, антигосударственная пропаганда» и стремление «развалить страну». Если же внимательно, вооружившись цифрами и фактами, посмотреть, то станет ясно, что именно деятельность государства, проповедующего патриотизм и «территориальную целостность», ведет к распаду страны, экономическому коллапсу и «великим потрясениям», а русские националисты, - фактически единственные, кто в предлагаемых ими мерах и программах этому противостоит.

Эти государственники очень любят цитировать Столыпина: «Им нужны великие потрясения - нам нужна великая Россия». Надо сказать, при националисте Петре Аркадьевиче многие из этих «патриотов» болтались бы в петле, или занимались тяжелым физическим трудом на сибирских рудниках. При Владимире Владимировиче они – привилегированный класс, а русские националисты - враги государства.

В таком государстве как РФ русскому человеку быть государственником и патриотом - это не то чтобы плохо, а просто странно. Недавно Константин Крылов по этому поводу в своем блоге писал: «Нет, я не "отрицаю патриотизм" как таковой, просто быть патриотом не своей страны считаю глупым. Примерно как чеху в XIX веке быть патриотом Австро-Венгрии. "Нашего тут ничего нет"». В этом и есть вся суть вопроса. Современное российское государство - НЕ НАШЕ государство. И быть патриотом такого государства как РФ для русского столь же странно, как быть патриотом, например, Папуа-Новой Гвинеи.

Здесь даже не нужно пускаться в теоретические обоснования, приводить определения патриотизма из академических трудов и т.д. Это просто не имеет смысла, так же как бессмысленно наполнять понятие патриотизма каким-то негативным содержанием. Определимся с тем, что быть патриотом – это хорошо и правильно. Но правильно быть патриотом СВОЕГО государства, у русских же его сегодня попросту нет.

В дискуссиях на эту тему я обычно отвечаю, что я, безусловно, патриот России. Но это как, рассуждая с христианских позиций, быть «патриотом Неба», т.е. приверженцем будущей лучшей «вечной жизни». То же и с Россией, которую можно рассматривать точно так же в «духовных» категориях, как некую «высшую ценность» (в славном прошлом и лучшем будущем, в связи с великим предками и будущими русскими поколениями). Но колониальное образование под названием РФ я Россией - своей страной, своим государством, - не считаю, поэтому и не могу быть его патриотом. Для сравнения возьмите позицию радикального антисоветчика, который не считает Россией СССР, что было характерно для «белой» эмиграции (одна статья И.Ильина так и называется – «Советский Союз - не Россия»). Мое отношение к РФ - совершенно аналогичное.

Политолог Михаил Ремизов писал о патриотизме как лояльности государству, властной корпорации, «начальству», характеризуя при этом национализм, как лояльность нации, солидарность с нацией. Это определение довольно точно описывает ситуацию с патриотизмом и национализмом в РФ. Наиболее ярко ситуация проявляется в спорте. К примеру, в мае этого года телеканал «Россия» транслировал поединок русского тяжеловеса Дениса Смолдарева, представляющего Эстонию, с Ибрагимом Ибрагимовым, представляющим РФ. «Россиянин» остался недоволен результатами боя и решил устроить потасовку прямо на ринге - после почти десятка ударов в голову судья остановил поединок, но оскорбленный в чувствах Ибрагимов пригласил Смолдарева подраться «по-настоящему» и ударив его головой в переносицу. Вопрос, за кого болели граждане РФ, ставить просто бессмысленно. Разумеется, за русского, гражданином какой страны он бы не являлся, но никак не за Ибрагимова, несмотря на то, что он представляет «нашу страну». Достаточно просто посмотреть реакцию на этот конкретный бой в Интернете, почитать эмоциональные комментарии, чтобы понять: русские мыслят отнюдь не в «государственно-патриотических», а именно в национальных категориях.

Здесь можно вспомнить и Олимпиаду-2012, когда русские горячо болели за гражданина Казахстана Александра Винокурова или гражданина Армении Юрия Патрикеева, искренно радуясь их победам, но с резким неприятием воспринимали участие и победы кавказских граждан РФ. Опять же, опросы и голосования по поводу поддержки кавказских и русских спортсменов свидетельствовали об абсолютной поддержку последних, хотя они являются гражданами других государств.

Иногда с целью эпатировать оппонента, я говорю, что моя Родина – это Китай. У политолога Павла Святенкова есть статья под названием «Даже современный Китай – более русское государство». «У русских в современном мире нет своего собственного национального государства. Значит, русские – народ безгосударственный, - констатирует Святенков. - Это кажется вздором и нелепостью, но есть ли на карте мира хоть одно государство, где русские признаны в качестве государствообразующего народа? Таких государств нет. Впрочем, в Китае русские считаются одним из нескольких официальных меньшинств, существуют даже "деревни русских по национальности". Значит, современный Китай – более русское государство, чем Россия. Вывод парадоксальный, но совершенно логичный».

В РФ принято ругать (с активной подачи госпропаганды) постсоветские государства за ущемление прав русских. Приводится в пример, в частности, Эстония, где некоторая дискриминация русского населения действительно осуществляется. Но вот что любопытно: несмотря на это, русские вовсе не стремятся Эстонию массово покидать и перебираться на Родину. Именно потому, что нет у них никакой Родины. Видимо, они предпочитают быть немного ущемленными в Эстонии, чем тотально бесправными в РФ.

Вот так и получается, что быть патриотом Китая, Эстонии или Казахстана сегодня логичнее, чем быть патриотом РФ. Вероятно, для российского обывателя такая постановка вопроса покажется, мягко говоря, преувеличенной, для русского же националиста, как пишет Святенков – «вывод парадоксальный, но совершенно логичный».

Несколько лет назад (тогда мои взгляды были еще не столь «антипатриотичны» и «антигосударственны») я присутствовал на общественных слушаниях с участием прокурора Ленинградской области во Всеволожске. Меня поразило тогда выступление одного местного жителя. Это был отнюдь не представитель «креативного класса», а по виду скорее простой работяга. Свою гневную тираду о том, как в стране и области «все прогнило» выступающий завершил заявлением, что если на РФ нападет НАТО, то он перейдет на сторону американцев, потому что ему нужен «американский президент и американский прокурор, которые работают в интересах народа, а не эти негодяи».

Поразило меня даже не столько это заявление, сколько то, что почти весь зал выступающему бурно аплодировал. Понятно, что ни он сам, ни аплодирующие ни к каким американцам бы не перешли, а сказано это было демонстративно и в пику «антиамериканизму» властей. Но сам по себе этот эпизод является для меня лучшим аргументом в дискуссиях о патриотизме в РФ.

Первая публикация – журнал «Вопросы национализма», № 14

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter