Зачем нужны Традиции?

В чем смысл жизни? Смысл жизни – сама жизнь. Говоря проще, это дети, которые приходят в это мир. У многих есть иное понимание смысла жизни: карьера, деньги, власть, известность… Но в этих объяснениях нет места жизни. А жизнь не примет то, что не приемлет жизни.

С интересом прочел статью Дмитрия Занкова «Какие традиции нам нужны?», опубликованную на АПН 24 августа с.г.

Поддерживаю само стремление автора отойти от обсуждения набивших оскомину сиюминутных политических проблем и копнуть глубже, разбираясь с фундаментальными аспектами жизни общества. Убежден, что наши проблемы гораздо серьезнее и многоплановее текущей политической пены. Мы не приблизимся к их решению, пока не всмотримся в свое общество, в самих себя.

В частности, считаю полезным поговорить о роли традиции в жизни общества.

Я считаю легкомысленным подход автора к соблюдению требований традиции выборочно, в зависимости от того, нравятся они или нет: «Любая традиция, которая требует от народа некой жертвенности, отказа от радостей и ухода в аскетизм, должна отвергаться. Пускай нам приводят хоть тысячу текстов из писаний святых отцов. Тем более, что многие исследования русской народной культуры выявляют в ней значительный пласт традиции карнавальной, жизнерадостной, со скоморохами, чревоугодием, здоровым цинизмом и вольнолюбием…»

Я думаю, что роль традиций не в том, чтобы давать нам повод для застолий. Напиться можно и без ссылок на мудрость предков.

Роль традиции как раз в том, чтобы удерживать нас от излишеств, потребительства, переоценки своих возможностей, от эгоизма и самомнения… Традиции - это тормоз, спасающий нас на крутых виражах жизни. Традиция, будь то религиозная или семейная, нужна не попам и государству, она нужна нам самим. И потому, казалось бы, выкорчеванная с корнем, она возрождается. Миллионы русских людей посещают храмы не оттого, что их гонят попы и зомбящик, а потому что чувствуют потребность стать неодинокими, обрести иной смысл жизни кроме наполнения утробы.

Неновость: Россия вымирает. И вот что интересно: мы не умираем от голода. Главными причинами высокой преждевременной смертности являются последствия злоупотребления алкоголем и табаком, последствия банального переедания, а также социальный стресс, который гнетет нацию, все ниже прибивая ее к сырой землице. Нам просто недостает умения удержаться от соблазна, укротить страсть; недостает понимания, что материальное потребление – не самое главное в этой жизни.

И потом. Есть в этом мире вещи, которые мы вообще не выбираем. Например, родители. Мы же не полемизируем: «Какие родители нам нужны?»

Служа в армии, мы не выбираем командиров и не выбираем приказы, которые они нам отдают. Представьте, что будет, если солдат заявит командиру: «Я буду исполнять только те приказы, что приносят мне радость. А нет – так иди ты, командир, на х...!» Такой подход не принесет ни пользы армии, ни счастья конкретному солдату.

Мы не выбираем и традиции того народа, к которому мы принадлежим.

Да и если вдуматься, в этой жизни мы выбираем далеко не все. Наша возможность социального маневра незначительна и очень тесно ограничена рамками обстоятельств.

Однако!

У любого из нас все же есть право не исполнять, игнорировать традиции. За это не сажают и более того, в этом случае у тебя больше шансов преуспеть в материальном плане.

Вот, Занков, к примеру, считает, что коварный режим навязывает ему потребность рожать детей, что лично ему никак не подходит: «Взять то же самое рождение множества детей, которое преподносят как похвальную традицию… Ведь любой русский человек понимает, что его ребёнка не примут по квоте, выделенной для кавказских республик в престижный ВУЗ, не обеспечат его семью подъёмными, буде им захочется переехать в другой регион. А если пессимистически посмотреть в более далёкое будущее, то окажется, что и детей ты рожаешь не для себя, а для того же государства, которое само решит, как ребёнка воспитывать и чему учить».

Что же, не хочет Занков детей – не надо. Заставлять не будут ни режим, ни кавказские республики.

Как отец многодетного семейства я мог бы даже позавидовать Занкову. А что? Все деньги тратишь на себя; хочешь – посиди с друзьями, хочешь – полежи с подругами. Не мучаешься, если у ребенка ночью поднялась температура или разболелся зуб… Опять же, есть возможность насолить своей бездетностью режиму, который не дает тебе подъемных при гипотетическом переезде и не принимает твоих гипотетических детей по кавказской квоте…

С другой стороны, «если пессимистически посмотреть в далекое будущее» Занкова ясно, что однажды он проснется в другой стране. «Опа, а чего тут одни мигранты?!» спросит Занков. Но это будет уже совсем другая история.

Если же говорить серьезно, я не готов дискутировать с Занковым, так как считаю это занятие бессмысленным. Вряд ли в моих силах переубедить того, чьи взгляды уже действительно сложились в твердый гранит. Кто хочет – может не соблюдать традиции. Но уверен, – у таких убеждений нет будущего.

Будущее России в тех, кого считают изгоем

Мне кажется, что одна из важнейших проблем России – социальный стресс. Да, проблема не в сложившемся политическом строе и даже не в конкретных политиках, коррумпированных чиновниках или олигархах. Проблема в обществе, в массах людей, заряженных на стресс и одиночество.

Стресс проявляется по-разному: сытые Москва и Питер зло ругают «режим» и Путина, периферия пьет, молодежь бежит в столицы-заграницы, а женщины не хотят рожать много детей...

Есть ли будущее у России, которая смирилась с тем, что у нее нет будущего?..

Я уверен, у России будущее есть. Только будущее будет другим, потому что другими будут люди.

Будущее России в тех, кого пока считают странным, едва ли не изгоем. У тех, кто молится в храмах. Тех, кто выбирает спутника жизни не за его социальный успех и не изменяет, несмотря на соблазны. Тех, кто не поедет в столицу только потому, что там больше платят. Тех, кто не сильно тяготится текущей бедностью и безызвестностью, но всегда радостен и полон жизни.

Сегодня слишком многие гордо говорят «я свободен», вместо того, чтобы признаться: «я одинок». Признаться и оглядеться вокруг в поисках тех, кому также нужен попутчик. В одиночку трудно выживать в агрессивном и нестабильном мире.

Традиция – путь борьбы с одиночеством.

Полны карманы, но пусты глаза

Сегодня Россия столкнулась с рядом серьезнейших проблем, которые сдерживают ее развитие и создают гнетущее ощущение тупика.

Важнейшая из них - не коррупция («порча») государства, а «порча личности» и «порча общества».

Увы, люди часто не хотят пока видеть всего масштаба проблемы. Они жалуются на коррупцию в государственной власти, но не видят «порчи личности», то есть своей «порчи».

Не трудно снять одного вороватого чиновника, но труднее найти на его место честного. А где найти миллионы честных и компетентных чиновников? Где их взять, если моральное разложение повсеместно ослабило нравственные устои?..

Другая проблема государственного масштаба – депопуляция русского населения. Русские чаще всех в Европе женятся и чаще всех разводятся, в целом не образуя стабильной и прочной семьи.

Молодые женщины вынуждены зарабатывать, делать карьеру, чтобы содержать одного ребенка от раннего брака или от «залета по дурости». Многим делать карьеру нравится, и такие вообще не стремятся иметь еще большее число детей. В итоге русских все меньше, а их места занимают мигранты с совершенно иными культурными традициями. У русских же углубляется «экономизация» сознания: «жить, чтобы работать» вместо «работать, чтобы жить».

Эти две проблемы невозможно решить методами государственного регулирования. Невозможно потому, что это, собственно, проблемы личности и общества, а не государства.

Зараженное коррупцией государство даже теоретически не может воспитать миллионы абсолютно честных чиновников, профессионально подготовить их, а затем уволить себя и назначить их на свое место.

И также невозможно лишь чиновничьими усилиями восстановить рождаемость. У людей в голове фейерверк завышенных разнообразнейших желаний и они не желают сковывать себя обузой в виде детей, семьи или взаимных моральных обязательств. А без крепкой семьи или без взаимных обязательств у страны не будет достаточного числа детей.

Урожай меньше посева

Где же мы подцепили заразу, которая сегодня косит Россию? Эту эпидемию порушенных традиций, безнравственности, бездетности, попранных семейных ценностей, «экономизированного» сознания, жадности?

Искать первых «больных» нужно еще в советской истории. Поколение молодежи, росшее в «сытые» 60 гг. было более эгоистичным, чем их предки. А в 70-е годы вообще каждого советского человека волновали не идеалы коммунизма, а дача-квартира-машина. Думаю, отсюда пошла моральная деградация России.

В 80-90-е годы эгоизм уже поддерживался государством, слал национальной политикой. В массе своей нынешняя молодежь – подгнивающая с корня пшеница. Урожай будет куда меньше посева.

Нет готового лекарства, но есть все компоненты

Из-за «экономизации» сознания постепенно экономические стимулы стали важнее традиционных социальных стимулов и даже биологических инстинктов. Общество стало совершенно больным и готового лекарства от его болезней пока нет.

С другой стороны, хотя лекарства нет, но есть все компоненты для его появления.

От коррупции хорошо избавляет общество национализм. Наличие одной идеи, которой горят миллионы, дает поколение честных (или относительно честных) людей, которые имеют иные стимулы, чем пораженные гнилью коррупционеры.

Что лечит от «порчи» семейных отношений, деградации семьи и физического вымирания общества?..

В современном обществе есть немало культур, сохраняющих хорошую демографическую динамику. И даже в модернизированных странах, имеющих в целом проблемы с демографией, есть образцы малых субкультур, хорошо строящих свое демографическое развитие.

Часто они опираются на религиозные традиции. Например, у евреев многодетны религиозные догматики. В христианстве говорится о благе крепкой семьи со здоровыми отношениями. Это уже хорошо. Кроме того, возвращение к религиозным устоям сдержит излишнюю «экономизацию» сознания, охладит тех, чей мозг разогревает стремлением к успеху.

Рожать детей в изобилии не будут даже религиозные фанатики – у христиан это вообще не заведено, а у православных аскетизм верующих иногда сопровождается полным отказом от мирского, в т.ч. от семьи.

Возможно, поможет банальный страх за свое будущее?..

Ясно ведь, что через несколько лет окончательно рухнет система пенсионного обеспечения. Информации полно, почитайте внимательнее – поднятие планки пенсионного возраста в России отложено лишь в связи с выборами. А в странах Европы оно уже давно стало реальностью. Две трети населения фактически не доживут до пани. И это только начало! Ситуация в мировой экономике такова, что и развитые страны, и Россия готовятся к полному отказу от всей системы социальных гарантий.

Собственно, ясно, что ни для кого из нас будущее не будет легким. И труднее оно будет в старости для бездетных.

В общем, не ждите милостей от государства. Не слушайте занковых. Рожайте больше! Хотя бы для того, чтобы в старости не сдохнуть от одиночества и голода.

Человек будущего

Нас всех ждет старость… Тех, кто до нее доживет.

В своей старости мы будем видеть их, людей будущего, на улицах. Они не будут изгоями, но – полноправными хозяевами жизни. Они вытеснят нас из политики, экономики, культуры. Вытеснят из жизни, как современный человек вытеснил когда-то неандертальцев.

Каким он будет, человек будущего?

Думаю, человек будущего – не сверхчеловек. Он «обычный», у него есть свои недостатки. Правда, свои, а не наши.

Он не будет жаден до денег, славы или карьеры. Разгорающийся мировой экономический кризис уже очень скоро подчистит мир от тех, кто слишком «экономизирован». Он не будет искать «свободы» от общества, людей. Не будет тяготиться взаимозависимостью и осознанием взаимной ответственности. Он не будет стремиться в города и заграницы. Он не будет жаден до удовольствий, не будет снимать стресс алкоголем или наркотиками, а сможет найти радость в самом себе, в общении с людьми и с природой.

В общем, он будет ЧЕЛОВЕКОМ. А это уже дорогого стоит!

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter